Sutrong

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sutrong » Демоны, бесы, нечисть и нежить » Оборотни: происхождение и история ликантропии


Оборотни: происхождение и история ликантропии

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sutrong.ru/uploads/0004/fb/08/20774-1-f.jpg

Оборотень - чудовище существующее во многих мифологических системах. Подразумевается человек умеющий превращаться в животных либо наоборот. Животное умеющее обращаться в людей. Так же, часто таким умением обладают демоны, божества и духи. Классическим же оборотнем считается волк. Именно с ним связывают все ассоциации рождаемые словом оборотень. Это изменение может    произойти  как пожеланию оборотня,  так и непроизвольно, вызванное,  например, определенными лунными  циклами или звуками (вой).    Оборотни не подвержены старению и физическим  заболеваниям благодаря постоянной регенерации (обновлению) тканей. Поэтому они практически бессмертны. Однако их можно убить, смертельно ранив в сердце или мозг, или иными способами, которые повреждают сердце или мозг (например, через повешение или удушение). Считается что серебро так же смертельно для оборотня.

Хотя по своей сущности оборотень является волком,  находясь в волчьей форме, он тем не менее сохраняет  человеческие способности и знания, которые помогают ему убивать. Такие вещи, как определенный выбор жертв, обход ловушек и человеческая хитрость становятся очевидными при расследовании дел, связанных с оборотнями.

Существует несколько способов стать оборотнем:
     посредством магии;
     быть проклятым кем-то, кому вы причинили зло (проклятие Ликаония/Lycaeonia);
     быть укушенным оборотнем;
     быть рожденным от оборотня;
     съесть мозг волка;
     сделать глоток воды из волчьего следа в земле или из водоема, из которого пила волчья стая;
     вкусить жареной волчьей плоти;
     носить одежду, сделанную из волка;
     родиться в канун Рождества.

В первых четырех случаях кровь человека становится зараженной или проклятой.
Человек, которая стал оборотнем не по своей воле (рождение, проклятие или укус) не считается проклятым необратимо до тех пор, пока не попробует человеческой крови. Как только он это сделает, его душа будет проклята вечно и ничто не сможет его исцелить. Но  даже если он после этого не  будет пробовать человеческую  кровь, его душа не сможет попасть в рай и человек останется на Земле  до  самой своей смерти, пока на нем лежит проклятие.

Оборотней чаще всего изображают какими-то чудищами; так, например, у греков это - тощий колдун с головой осла и хвостом обезьяны. У них верят, что в мрачные зимние ночи, особенно со дня Рождества до Богоявления, оборотни шастают повсюду и пугают людей.  После водоосвящения воздух очищается от этих чудищ, и они мгновенно исчезают.

На разных континентах воображение облекало человека в шкуры различных зверей: леопарда, ягуара, лисы... Но самое распространенное представление об оборотне связано с волком. С человеком, превратившимся в волка или в существо с явными «волчьими» признаками. Иногда становятся хищником по своей воле, но чаще в волка превращают злые посторонние силы. Превращение происходит с помощью подсобных средств: притираний, мазей, пояса или одеяния из волчьей шкуры. Оборотень крупнее и сильнее обыкновенного волка, а главное— преступно любит человечину.

Почему волк? На протяжении многих столетий он оставался существом вполне фантастическим — даром что охотники и крестьяне немало знали о его повадках (еще в XX веке волки изредка забегали на улицы, скажем, Парижа). Своеобразие средневековой психологии в том и состояло, что будничные наблюдения нисколько не подрубали  крылья  фантазии. Бестиарий верно подмечали прожорливость и силу волка, умение бесшумно подкрасться к овчарне — и тут же добавляли: от голода волк жрет землю, шея у него «негнучая» — поворачивается   он только всем телом; ежели человек завидит волка в лесу первым, тот его не тронет, потеряв всю свирепость от человеческого взгляда; но уж если первым заметит путника волк — пиши пропало, человек теряет дар речи. От древних римлян пришла поговорка о молчуне: «Ты что, волка увидел?»
Поверье сохранилось, но христианский бестиарий присовокуплял совет: человек, оцепеневший от страха при виде волка, должен сбросить с себя одежду, найти два камня, стать на сброшенную одежду и колотить камень о камень, пока хищник не уйдет восвояси. Одежду, которую сбрасывает с себя человек, бестиарий уподоблял грехам, два камня обозначали когда апостолов, когда пророков, а порой — и самого Христа. Горе простаку, который воспринял бы эту аллегорию как руководство к действию и вздумал бы пугать настоящего волка своим голым телом.
Безоглядно ненавидеть волка человек тем не менее не осмеливался никогда. Что-то, пугая, притягивало.
Коварный хищник искони был естественным символом ночи и зимы. даже самой смерти (египетский бог с головой волка провожал умерших в царство мертвых). Но наши далекие предки замечали в волке и какое-то загадочное свойство, роднившее его с солнцем. Проворство? Неутомимость? То, как он «катится» вслед за добычей? Мощь и свирепость — и этого достаточно было, чтобы стать символом солнца?

В незапамятные времена многие животные перебывали тотемами. Ни в какого хищника охотники и воины не перевоплощались столь самозабвенно и истово, как в волка: свирепость,    выносливость, удачливость зверя восхищали первобытное сознание.  Не могло это кончиться добром.
Геродот передавал рассказ о некоем североевропейском племени, члены которого ежегодно на несколько дней превращались в волков. Такой «манией величия» страдали многие племена в разных концах Европы. Например, у балтов были воины — слуги бога-волка, которые шли в бой буквально белены объевшись (принятие наркотика было частью ритуала). Во время сражения такие воины в своей галлюцинации счита-ли себя волками. Кое-кто из них безвозвратно застревал в образе волка — и тогда человека-волка убивали, чтобы он не нанес ущерба стадам...
Германские  воины-волки, по преданию, так свирепы, что не нуждались в оружии и убивали врагов своими щитами. Но саги повествуют и о кровожадных  разбойниках. тоже мнивших себя волками. Это не мешало верить, что героические предки со смертью превращаются в волков, и боги скандинавов и германцевОдинВотан — сами были подобны воинам-оборотням. А конец мира представлялся как пришествие Фенрира — вселенского Волка, который откроет пасть от земли до неба и пожрет все и всех (даже Одина).

Древние греки начинали с поклонения Зевсу Ликейсиному («ликос»—значит волк) Когда-то этот волкоподобный и бог «требовал» человеческих жертв, и лишь позже, во времена олимпийской религии возник миф о царе Ликаоме, которого Зевс превратил в волка, ибо тот дерзнул угостить верховного бога человечьим мясом. Аполлон также был богом-оборотнем, одно из его имен — Ликейос. (В «Илиаде» Гомер называет Аполлона рожденным от волчицы; там же, кстати, следует рассказ о человеке-оборотне).
В Аркадии, где Ликаон считался основателем государства и первым царем, проходили пышные празднества — Ликайи, во время которых посвящаемые становились волками на девять лет — после того, как они собственноручно  приносили человеческую жертву. Торжественно проходили в Древнем Риме и волчьи празднества — луперсалии: ведь легендарные основатели «Вечного города» были вскормлены волчицей...

Здесь какая-то философская бездна: отчего зверь, ничем не угодивший человеку, вновь и вновь оказывается мил человеческому сердцу? Неужели это всего-навсего, как писал Юнг, общность вины за давнее каннибальство? Но какая у нас общность вины с сереньким волчком из колыбельной, с Серым волком, помогавшим Ивану-царевичу, с волками, воспитавшими Маугли?
Другое очевидно. Человек слишком часто прикрывался серой шкурой в поисках силы, ловкости, и самое главное, безнаказанности. Нельзя так долго играть с огнем. И искра привела к пожару. В дальнем углу сознания тлело и временами — то в одном, то в другом человеке разных эпох — вспыхивало особого рода безумие — ликантропия. Состояние, в котором человек воображает себя волком и становится социально опасным, способным на любое насилие и на убийство.

Христианство яростно искореняло все волчьи культы как языческие, и в конце концов «положительный образ» волка остался только в фольклоре. Первые отцы церкви решительно отрицали и само вероятие превращения человека в животное, но вот в раннем средневековье теологи заколебались. Святой Бонифаций из Майнца еще не верил, что дьявол способен превратить человека в волка, но уже не сомневался, что человек своей злой волей может стать зверем. Самого сатану все чаще рисовали в облике волка. Люди — божьи овцы, их поглотитель — волк, враг божий... Папские буллы XV века против колдовства и ересей подогревали страсти вокруг перевоплощений дьявола в человеке, а человека — в волка.

Первая массовая истерия— выявление и преследование оборотней (в том числе оборотней собак и кошек!) — прокатилась по Европе в XIV веке. Два столетия спустя оборотомания достигла нового пика. Следующая (последняя) массовая вспышка длилась во Франции с 1570 до 1610 года и сопровождалась небывалой   «теоретической дискуссией». Покуда крестьяне забивали кольями всех подозрительных прохожих, а суды приговаривали к сожжению одержимых ликантропией (а вкупе и невинно оболганных), ученые мужи писали трактаты, магистерские диссертации и памфлеты на тему оборотничества.

Ликантропия оказалась важным оселком для проверки соотношения сил бога и дьявола, а потому и предметом яростных теологических битв. Если бог всесилен, то как он допускает бесчинство дьявола — превращение  им человека в волка? Один ученый восклицал: «Тот, кто смеет утверждать, что дьявол в силах изменить облик творения божьего, тот утратил разум, тот не ведает основ истинной философии». Другой возражал: если алхимик может превратить розу в вишню, яблоко — в кабачок, тогда и сатана способен менять облик человека... силой, данной богом!

Самым нашумевшим случаем был процесс в XVI веке над неким Жилем Гарнье, наводившем ужас на жителей северных французских деревушек. По мнению современников, нищий бродяга Гарнье встретил в лесу дьявола, продал ему душу, а взамен получил снадобье, благодаря которому мог превращаться в волка. Так или иначе Гарнье действительно загубил множество душ: насиловал женщин, занимался убийством детей, людоедством, отгрызал у трупов убитых им мужчин гениталии... Его поймали, допрашивали и пытали в Доле в 1574 году. Протоколы допросов и сейчас читаются как детективный роман.

Подобных протоколов сохранилось немного, документированы единичные случаи ликантропии из тысяч и тысяч. Психоз «помогал» во времена дичайшего голода: позволял людям или списывать на оборотней людоедство, или же безумием «заслониться» от бога, когда отчаяние приводило к людоедству.
Теологические споры завершились выводом, что дьявол не превращает человека в волка, а только одевает его облаком и заставляет других видеть в нем зверя. Рождается оборотень от нормальной женщины, грешившей с бесом. Или с оборотнем. Едва она забеременела — возврата уже нет, дитя обречено темным силам.

Более обычный случай появления оборотня:
Вселение в человека дьявола или колдовство. В обоих случаях жертва никакой силой воли не может справиться с роковой метаморфозой. Можно также заразиться ликантропией при контакте с оборотнем — через порез на коже, если туда попадет слюна человеко-зверя, или от укуса. (Впрочем, варварский аппетит чудовища редко ограничивается укусом...) В некоторых восточноевропейских преданиях на оборотня нет никакой управы — даже крестом нельзя отвадить! По сербским поверьям, можно обезопасить дом от оборотней, натерев его по щелям чесноком. Убить оборотня можно лишь серебряной пулей или жезлом, благословенным в той или иной церкви...

Особые случаи оборотничества — когда зло само ищет выход из человека, и он сам норовит стать монстром. Во время ведьминых шабашей такие люди на перекрестках дорог или опушках леса оставляют клочки своих волос, кожи, капельки крови. Дьявол собирает это приношение и одаряет негодяев особым втиранием, составленным из частей жабы, змеи, ежа, лисицы и, разумеется, волка. В полнолуние мерзавец обратится в оборотня. В быту оборотня можно опознать по запавшим глазам, которые светятся в темноте, по шелудивым ногам, по шерсти на ладони, по тому, что указательные пальцы у них длиннее средних, а при нарождающемся месяце на бедре выступает тайный знак...

Оборотню в «большой литературе» не повезло. Сюжет использован доброй сотней писателей — начиная с эпохи романтизма в моду вошло демоническое и иррациональное, и оборотень стал перебегать из романа в роман. Но настоящих удач не было. Даже с конвейера Дюма-отца оборотень вышел какой-то анемичный и совершенно нестрашный...

Теги: оборотни, вервольфы, ликантропы, ликантропия

+1

2

«Волчья» болезнь

С XVI по середину XVII веков, когда о человековолках говорила уже вся Европа и Римская Церковь приняла решение официально вести о них сбор информации, было зафиксировано около 30 000 случаев превращений людей в волков.
По утверждению этих источников и исторических документов, ликантропией (от греческого «ликос» — волк и «антропос» — человек) — жуткой болезнью, превращающей людей в волков, страдало множество крестьян в Румынии и Силезии, Венгрии и Молдавии, Пруссии, Богемии, Франции и Германии, что придавало ей масштаб настоящей эпидемии.
Нередко источниками возникновения легенд об оборотнях становились некоторые наследственные болезни, вызывающие повышенное оволосение. Например, подобным заболеванием страдал известный германец Петрус Гонзалвус, получивший прозвище «баварский оборотень». Недуг передался и его детям, что доказывает портрет дочери Гонзалвуса, подаренный Фердинанду II герцогом баварским Вильгельмом V, на котором лицо девочки сплошь покрыто густыми рыжеватыми волосами.
Власти пораженных страшным недугом стран выслеживали, разоблачали и отлавливали предполагаемых и выявленных оборотней, обрекая их на нечеловеческие мучения и неминуемую смерть.
Несомненно, под орудия палачей попало немало несправедливо осужденных и безнадежно больных людей, однако встречались и настоящие оборотни, становившиеся таковыми по собственному желанию.

Случаи ликантропии

Случаи, связанные с оборотничеством, долгое время рассматривались учеными не более как сказки. Но вот в 1963 году доктор Ли Иллис из Хемпшира представил в британское Королевское медицинское общество работу под названием «О порфирии и этимологии оборотней». В ней на основании неопровержимых документов и глубоких научных исследований он доказывал, что вспышки оборотничества имеют достоверное медицинское обоснование. Речь действительно идет о тяжелой болезни, в результате которой люди теряют человеческий облик и нередко лишаются рассудка. В своей работе Ли Иллис привел около 80 случаев подобных заболеваний, описанных и изученных дипломированными врачами. Конечно, человек в этом случае не превращается в волка, но становится существом, весьма далеким от человека в его физическом и психическом понимании.

То, что болезнь передается через укусы, доктор Иллис считает чепухой. Другое дело -- наследственность. Этот вариант не исключен, в некоторых случаях — закономерен. На нее влияет множество факторов, среди которых генетические отклонения, продукты и способы питания, климат. В этой связи Ли Иллис замечает, что не случайно в западной Европе оборотничество иногда охватывало целые селения, наиболее частыми такие случаи были в Швеции и Швейцарии, а, например, Цейлон вообще не знаком с подобной бедой и о вервольфах здесь никто ничего и никогда не слышал.

Открытие Ли Иллиса, безусловно, сенсационно и во многом объясняет природу феномена, считавшегося в просвещенных кругах на протяжении столетий чушью. Однако и оно не дает ответа на ряд вопросов, главный из которых: каким образом оборотень вновь приобретает человеческий облик, причем в течение каких-то часов? Сам Иллис считает такое «обратное превращение» теоретически возможным, но практически маловероятным. Однако факты свидетельствуют об обратном. Таким образом, загадка человека-волка до конца не раскрыта.

В Еропе поверье в ликантропию, т.е. в способность превращения в животное, очень давнее. Еще Геродот, древнегреческий историк, живший в 5-м веке до Рождества Христова, упоминает Неури, т.е. людей, которые превращались в волков на несколько дней каждый год. В 16-м веке во франции подобная вера была столь сильна, что французский парламент принял закон о истреблении оборотней.

Обортни могут быть среди нас)) Бойтесь смертные)))

Вера в ликантропию была сильна даже в 19 веке. Французские крестьяне в отдаленных районах страны, боялись выходить из дома по ночам. Они верили, что на них может напасть Луп-Гару (французское название оборотня). Народы северной Германии считали, что произнесение слова"волк" в декабре, провоцирует нападение на них оборотней. Датчане считали, что оборотня можно распознать по форме бровей, а древние греки верили, что припадки эпилепсии являются ликантропией…

Отредактировано Nastufka (2008-10-27 17:25:38)

+1

3

Давно хранила одну книжку... Вот небольшая история, скан:

Страшная история Петера Штуббе

Немец Петер Штуббе, живший в XVI веке и являющийся, по мнению следствия, ликантропом и безжалостным маньяком-убийцей, был обвинен в убийстве 13 детей, пастушек и беременных женщин, изнасиловании собственной сестры, дочери и сына, и последующим их съедении.
Не скрывая своего сговора с нечистой силой, он поведал судьям о том, что дьявол, в награду за преданность, подарил ему пояс из волчьей кожи, надевая который, Петер мог изменять внешность и превращаться в зверя.
Английский памфлет, напечатанный в 1590 году, описывал Штуббе как «алчущего добычи волка, огромного и сильного, с огромными глазами, сверкающими по ночам, как угли, с ужасны¬ми острыми зубами в огромной пасти, с громадным телом и могучими лапами». Превращаясь в это ужасное чудовище, Петер с воем рыскал по ок¬рестностям Кельна. «Он бродил вокруг города, — свидетельствуется в английской книге того време¬ни, — и если выслеживал какую-нибудь девушку, женщину или девочку, то, положив на них свой похотливый взгляд (а оборотни были также известны как насильники), дожидался, пока они выйдут из города или поселка, и если удавалось затем застать жертву одну, насиловал ее в полях, а затем убивал со всей волчьей яростью».
Когда убийца наконец был пойман группой охотников с огромными собаками, то его попросили показать магический пояс, якобы подаренный ему дьяволом. Оборотень ответил: «Я выбросил его во время охоты».
Тщательные поиски не дали никаких резуль-татов, и горожане решили, что Дьявол забрал свой подарок назад. Петера, сознавшегося пос-ле долгих пыток в том, что в течение двадцати пяти лет он совершал зверские преступления, обезглавили, колесовали, расчленили раскаленными щипцами и сожгли в 1589 году близ города Клонь. Голову оборотня насадили на кол и выставили за городской стеной.

+1

4

История ликантропии по ареалам ^^

Европейские оборотни

Легенды об оборотнях известны во всех странах, где волки представляли реальную опасность для жителей. На Британских островах уже в эпоху средневековья волков было очень мало, и последнего дикого волка там убили еще в XVIII в.
Открытие реальной, но очень редкой и странной болезни ликантропии способствовало распространению слухов об оборотнях. Любой больной ликантропией объявлялся оборотнем. При этой болезни люди иногда ведут себя так, как если бы они и в самом деле были волками. Особенно много случаев заболевания ликантропией отмечено во Франции.
Яростные и неустрашимые норвежские воины - берсеркеры - во многом содействовали появлению легенд об оборотнях. Они одевались в звериные шкуры, носили длинные волосы и бороду и вообще отличались устрашающей внешностью. Жители оторванных друг от друга деревушек, подвергшись нападению берсеркеров, и впрямь принимали их за полулюдей-полузверей. Согласно некоторым легендам, берсеркеры во время сражения могли превращаться в страшных медведей и волков.
Согласно одной ирландской саге, некий священник, заблудившись в лесу, наткнулся на волка, сидевшего под елью. Волк этот говорил человеческим голосом; он попросил священника совершить отпевание его умирающей жены. Волк объяснил, что на их семействе лежало заклятие, по которому один мужчина и одна женщина из их рода должны были прожить семь лет волками. Если им удавалось выжить в течение этих семи лет, они могли вновь стать людьми. Священник не поверил словам волка до тех пор, пока лежавшая неподалеку волчица не сбросила с себя волчью шкуру, показав, что она на самом деле человек.
В одной норвежской саге рассказывается о том, как чародей напустил чары на две волчьи шкуры. Всякий, кто надевал их, превращался на десять дней в волка. Шкуры были обнаружены воинами Зигмундом и Синиотом, которые нашли приют в лесной хижине. Ничего не подозревая о чарах, Зигмунд и Синиот украли шкуры у хозяев хижины. Кто надевал эту шкуру, уже не мог ее сбросить. Зигмунд и Синиот, превратившись в волков, стали выть, нападать на людей и даже начали грызться друг с другом. По истечении десяти дней чары шкур утратили свою силу, и воины сбросили и сожгли их.
Во Франции существует немало легенд о волках-оборотнях. В одной истории времен средневековья рассказывается об охотнике, на которого в лесу напал огромный волк. Ему удалось отрубить одну из лап зверя, но тот сумел вырваться и убежать, и охотник положил свою добычу в сумку. Возвратившись домой, он был очень удивлен, увидев, что лапа превратилась в женскую руку. Но на одном из пальцев он узнал кольцо, которое некогда подарил своей жене. Взбежав по лестнице, он увидел, что его жена лежит в постели, истекая кровью от множества ран; на одной руке у нее была отрублена кисть.

Мальчик-волк из Франции

В 1604 г. тринадцатилетний Жан Гренье из Франции был обвинен в том, что он является волком-оборотнем. Он рассказал, что некий таинственный человек, властелин леса, дал ему волшебную волчью шкуру и особую мазь, с помощью которой он превратился в волка. На протяжении трех лет он жил в лесу как самый настоящий волк-людоед. Жан Гренье утверждал, что за эти годы он убил и съел более 50 детей. Он очень любил сырое человеческое мясо, находя особенно вкусными маленьких девочек. Будучи очень голодным, он иногда нападал на группу людей.
Однажды, проходя по деревенской улице, он обнаружил ребенка, спавшего в совершенно пустом доме. Жан не мог упустить столь лакомую добычу, и, так как вокруг никого не было, похитил младенца из колыбели. Он унес ребенка в лес и поделился мясом с другим, настоящим волком, с которым они вместе охотились.
Другому ребенку повезло больше. Он играл на опушке леса, когда Жан внезапно напал на него. Оборотень неожиданно выскочил из чащи, завыл, набросился на мальчика и, повалив его, схватил за горло. Мальчик был бы, конечно, растерзан, если бы крики не услышал его дядя, находившийся поблизости. Дядя набросился на Жана с криком: «Сейчас я тебе покажу!» - и отогнал оборотня тяжелой палкой.
Однажды вечером три девочки, пасшие овец, наткнулись на Жана, сидевшего в засаде на песчаных дюнах Его странные повадки очень напугали их. Он был очень худым и грязным, одетым в жалкие лохмотья. Его волосы свалялись, зубы и ногти напоминали звериные, а глаза светились хищным блеском. Старшая девочка спросила его, почему у него такая темная кожа. Жан отвечал, что кожа у него темная потому, что он оборотень и, когда солнце сядет, он разорвет их всех. Девочки в ужасе бросились наутек.
Жан Гренье очень гордился своими похождениями в облике волка и хвастался ими Маржерет Турье. Девушка рассказывала своим родителям обо всем, что говорил ей Жан, но те не придавали этому никакого значения до тех пор, пока он не напал на нее саму. Маржерет поведала, что он был неотличим от дикого зверя, разве что шкура у него была красной, а хвост коротким. Он вцепился в ее платье своими острыми когтями, но она хорошенько ударила его своей пастушьей палкой и, не помня себя от страха, бросилась домой.
После нападения на Маржерет Жан Гренье был арестован и предстал перед судом городского правления в Бордо. Жан подтвердил, что он является оборотнем и, убивая, пожирает людей. Его показания полностью совпали со свидетельствами очевидцев и жертв нападений. И хотя только Маржерет видела его в образе волка, не оставалось никаких сомнений в том, что Жан действительно является кровожадным людоедом. Два приглашенных для его освидетельствования врача подтвердили, что Жан страдает ликантропией.
Судья признал Жана умственно отсталым, заявив, что даже дети вдвое младше его куда более развиты. Судья отверг рассказы о колдовстве и превращении Жана в волка и приговорил его к пожизненному пребыванию на покаянии в одном из монастырей в Бордо. Но и в монастыре Жан продолжал вести себя как настоящее животное, бегал на четвереньках и пожирал любое сырое мясо, которое только мог найти. Спустя семь лет судья навестил Жана. Тот стал значительно менее диким и агрессивным, но по-прежнему утверждал, что он оборотень.

Оборотни в Америке

В Северной Америке бытует немало легенд о людях, способных превращаться в животных, однако далеко не всех их можно считать оборотнями. Старинные предания индейцев часто повествуют о браках между людьми и животными. Считалось, что многие животные были способны сбрасывать свою шкуру и превращаться в обычных людей. Некоторые племена, веря в то, что они происходят от таких браков, связывали свое происхождение с конкретными животными. Рассказывали даже, что некоторые воины обладали способностью вселять свой дух в тело какого-нибудь животного, чья гибель влекла за собой и смерть воина.
Канадские индейцы, считающие себя христианами, нередко утверждали, что они являются оборотнями. Согласно легенде, они по ночам выворачивали кожу наизнанку, превращались в волков и убегали в леса, где подстерегали благочестивых христиан.
В Канаде было основано немало французских колоний, жители которых принесли на новые земли и свою веру в оборотней. Колонисты рассказывали друг другу о гигантских волках-оборотнях, раскапывающих по ночам могилы и пожирающих трупы. Считалось, что Бог в наказание за грехи может на семь лет превратить человека в оборотня, который должен будет каждую ночь убегать в лес -- до тех пор, пока ему не отпустит грех священник или пока он не будет убит серебряной пулей.
В июле и декабре 1767 г. газеты сообщили об оборотне, которого видели в окрестностях Сен-Роше в Квебеке. Считалось, что днем он бродил по улицам в лохмотьях нищего, а ночью превращался в громадного, кровожадного волка.

Культ волка у племени Нутка

Каждой зимой, в полнолуние, индейцы, жившие на северо-западном побережье Америки, устраивали обряд посвящения молодых воинов. Люди из племени нутка называли эту церемонию "кульвана". Во время ее исполнения мужчины племени изображали волков. Они надевали себе на голову одеяло, стянутое особым образом в виде волчьей морды, так как маску волка мог носить только вождь племени. Молодые воины нутка проходили особые испытания на выносливость и мужество.
У племени нутка сохранился миф, рассказывающий о возникновении кульваны. Нутка говорят, что некогда на их остров приплыли четверо спасшихся братьев, в то время как их племя было уничтожено в войне с соседями. Самый младший из братьев, Ха-Сасс, хотел получить знания и мудрость от волков, которые, по поверьям индейцев, были самыми мудрыми существами и знали все тайны жизни. Он надел на себя шкуру тюленя, чтобы волки не почуяли запах человека. Найдя его, волки утащили с собой, намереваясь скормить своим волчатам.
Когда же Ха-Сасс предстал перед ними в облике человека, волкам настолько понравилась его хитрость, что они позволили ему участвовать в их ритуалах, благодаря чему он стал сильным, как они. Во время ритуальных танцев волки надевали маски людей. После четырехдневного обучения волки дали Ха-Сассу волшебный жезл и отпустили домой, чтобы он научил своих братьев и других молодых воинов тайнам волчьей силы и могущества.

Люди-волки из племени Навахо

Индейцы племени навахо, живущие на юго-западе США, очень большое значение придают магии и колдовству, испытывая какой-то особый страх перед мертвецами. Колдуны часто раскапывают могилы в поисках драгоценностей, погребенных вместе с умершими, и используют части трупов для приготовления различных магических снадобий и ядов.
Колдунов нередко называют «люди-волки», так как они обычно одеты в шкуры горных львов и волков. Считается, что некоторые из них могут перевоплощаться в зверей. Вот, например, старинная легенда племени навахо об этих ужасных людях-волках.
Как-то раз девушка из племени навахо и ее младший брат отправились на поиски кукурузы для своего семейства. Вскоре она почувствовала, что их преследуют люди-волки, и отослала брата домой верхом на коне. Сама же она решила спрятаться в чаще, но люди-волки нашли ее там. Старший брат девушки охотился неподалеку от того места и услышал вой волков и крики сестры. Пока он пробирался сквозь заросли, люди-волки успели утащить ее с собой. Однако брат заметил следы крови и решил пойти по ним.
Следы привели к расщелине в скале, и он обнаружил проход, высеченный в каменных глыбах, который спускался глубоко под землю и вел в пещеру, где собирались люди-волки. Юноша попал в небольшую камеру в пещере, наполненную человеческими костями и разными сокровищами.
Люди-волки вскоре обнаружили юношу и привели его к своему заплывшему от жира вожаку, который тянул какую-то заунывную песню. Он заявил, что юноша должен либо присоединиться к людям-волкам, либо умереть. Юноша решил присоединиться к ним и попытаться освободиться позднее. Волки дали ему немного мяса. Он понимал, что это человеческое мясо, но не знал, что это тело его сестры. Люди-волки съели ее, а кости побросали в угол. Юноша взял мясо, рассчитывая прикормить им сторожевых собак.
Дождавшись, пока все уснут, юноша подкрался к собакам и прошел мимо них. Проход был закрыт, но он, помня еще об одном отверстии, выбрался из пещеры. Люди-волки вскоре заметили пропажу, но юноша был столь осторожен, что они не сумели найти его. Через два дня юноша возвратился домой и рассказал, что его сестру убили люди-волки. Ступив на тропу войны, он увидел вожака людей-волков, неторопливо ехавшего верхом на лошади, и, выпустив стрелу ему в спину, поразил его насмерть.
Источник

0

5

Народная молва обычно отождествляет оборотней с животными, обладающими некими позитивными качествами (благородство, сила, хитрость) или внушающими суеверный страх. Здесь можно вспомнить многообразие японских оборотней: енотовидные собаки (тануки), лисы (кицунэ), кошки (нэко), собаки (ину), обезьяны (сару), журавли (цуру), крысы (нэдзуми), пауки (кумо), карпы (кой) и прочие животные, почитаемые за свои выдающиеся способности. Редкие исключения из этого правила составляют случаи принудительного наложения на человека какого-либо дискриминирующего заклинания, обращающего его в уродливое существо (хорошим примером из русских сказок является царевна-лягушка) или предмет (библейский соляной столб, в который превратилась жена Лота во время бегства из горящего Содома).

Ликантрапия
Термин “ликантропия” имеет греческое происхождение: ”lycoi” — “волк” и “anthropos” — “человек”. Сегодня он официально используется в психиатрии для обозначения формы умопомешательства, при котором человек воображает себя волком. Следует отметить, что этот недуг наиболее громко заявил о себе в XIX столетии, когда счет больных пошел на сотни. В средние века подобным людям очень не везло — ведь считалось, что способностью к превращениям в животных обладают только ведьмы и колдуны, использующие для этого черную магию. Когда аутодафе вышло из моды, ликантропическая тематика переместилась из сферы религиозных заблуждений в бескрайнее литературное пространство, где образ “оборотня” быстро оброс множеством дополнительных признаков, сформировавших окончательный облик мифического “человека-волка”. В конечном итоге средневековая криптозоология не только обобщила огромный массив несистематизированного фольклора, но и создала основу для дальнейшего развития формальной зоологии.
Мифы разных народов наделяют ликантропов довольно схожим набором экстраординарных свойств. Некоторые считают, что оборотни могут “перекидываться” волком по своему желанию, ничем не отличаясь в этом смысле от других вымышленных существ, способных к трансформации (так, Брэм Стокер впервые описал графа Дракулу, превращавшегося в летучую мышь, волка или туман). Другие полагают, что ликантропы меняют свою форму под воздействием внешних факторов (волчий вой, наступление полнолуния, принятие каких-либо снадобий и т.п.), которые являются обязательным условием для превращения в зверя либо существенно облегчают его.
Хорошо известна способность оборотней к регенерации. Люди-волки не подвержены старению или болезням. Их раны заживают прямо на глазах. Таким образом, ликантропы обладают физическим бессмертием, которое, однако, не является абсолютным. Их можно убить, нанеся серьезные повреждения сердцу или мозгу. Здесь подойдет любой способ причинения смерти, связанный с прекращением функционирования данных органов (отсечение головы, тяжелое ранение в грудь, а также утопление, удушение и другие действия, вызывающие кислородное голодание мозга). Во многих поверьях ликантропы боятся серебра (серебряного оружия), реже — обсидиана, причиняющего им незаживающие раны. Это — еще одна общая слабость, приписываемая как оборотням, так и вампирам.
Примечательна также и скорость трансформации человека в волка. Мифы разных народов проявляют в этом вопросе редкостную солидарность — процесс превращения занимает очень короткое время, исчисляемое в пределах от нескольких секунд до одной минуты, и может протекать довольно болезненно.
Оборотень из славянского эпоса — волколак (volcja dlaka — волчья шерсть, растущая на теле человека и свидетельствующая о том, что он — ликантроп) менял свою форму путем перепрыгивания через нож, воткнутый в землю (по другим поверьям, перекидывались также через коромысло, пень, обручи, двенадцать ножей, веревку, ветку дерева, огонь на печном шестке, через сердцевину упавшего дерева или просто перекувырнувшись "против солнца"). Предполагается, что термин “вурдалак” (кровожадный мертвец) произошел путем искажения слова “волколак”.
Довольно интересен способ превращения австралийского оборотня ирринджи (irrinja). Будучи в человеческом облике, он приходит к людям незадолго до песчаной бури. Когда начинает дуть сильный ветер, ирринджа ложится на землю, и его быстро засыпает песок. По окончании бури раздается песня птицы- мясника — песчаный холм, похоронивший ирринджу, начинает рассыпаться, и оттуда появляется огромный волк, нападающий на ближайшее поселение.
Ранее считалось, что ликантроп с физической точки зрения абсолютно равноценен обычному волку. По современным представлениям оборотень отличается от волка в первую очередь своей сверхъестественной силой, превосходящей человеческую минимум в несколько раз. Он необычайно вынослив, хитер, обладает великолепным зрением, нюхом и способностью видеть в полной темноте.
Некогда люди полагали, что оборотень, принявший животную форму, ничем не отличается от обычного крупного волка. Однако с течением времени появились и другие мнения на этот счет — например, о том, что превращение в волка бывает неполным. На промежуточной стадии ликантроп выглядит как сильно деформированный человек (огромного роста и крепкого телосложения), обладающий некоторыми волчьими чертами — густая шерсть, вытянутая морда, острые зубы, когти, обратный сгиб коленных суставов, приземистая походка. Предполагается, что в таком состоянии он передвигается на двух ногах и может выполнять довольно сложные действия при помощи рук, пальцы которых сохраняют свою прежнюю гибкость. Известны многочисленные свидетельства древних историков и первооткрывателей (Геродот, Плиний, Христофор Колумб, Марко Поло), писавших о неких “песьеголовцах” — таинственных людях с головами собак или волков, обитающих на краю света.
Считается, что большинство оборотней, принявших облик волка, теряют человеческий разум и превращаются в обычных диких зверей. Однако допускается возможность сохранения за териоморфным (therion — зверь, чудовище; morphe — форма) ликантропом некоторых мыслительных способностей, позволяющих ему избегать ловушек, осознанно пользоваться простейшими приспособлениями (открывать двери, нажимать на кнопки и т.п.), узнавать своих жертв в лицо и совершать другие несложные действия, направленные на удовлетворение хищнических инстинктов. Следует заметить, что потеря разума после трансформации приписывается лишь “плохим” оборотням — то есть только тем, которые служат силам зла (убивают людей, похищают скот), испытывая непреодолимую жажду крови. В то же время, образ “хорошего” ликантропа, бескорыстно помогающего людям, имеет полное право на существование (русская сказка про Ивана-царевича и Серого волка, португальские сказки про грустного волка Бруксу).
Пробуждение зверя
Есть три возможности стать ликантропом — при помощи магии (или проклятья), от укуса другого оборотня или в силу рождения (наследственная передача ликантропии).
Магическое превращение в волка чаще всего происходит по воле самого колдуна (ведьмы, шамана), налагающего на себя (реже — на других) заклинание трансформации. Такое обращение является временным (например, скандинавский бог Локи и колдуны-лимиккины из племени американских индейцев навахо умели превращаться в любое животное, накидывая на себя его шкуру) и не передается по наследству.
Схожим по сути, но противоположным по направленности умысла является приобретение облика волка в результате проклятья: кары богов или чар злых волшебников. Оно является постоянным или, как минимум, труднопреодолимым и, в отличие от магического превращения, существенно ухудшает условия жизни ликантропа. Самым известным примером такого способа обращения является греческий миф о проклятье Ликаония (досл. — “страна волков”, упоминаемая в книге Деяний апостолов: 14,6). Согласно ему, Ликаон — сын Пелзага, царя аккадского — предложил Зевсу кушанья из человеческого мяса, за что был превращен в волка. По преданию, Ликаон стал родоначальником жителей Ликаонии — древней области в Малой Азии. Финские легенды гласят, что ребенок, проклятый при рождении ведьмой, превращается в волка — vironsusi (общий угро-финский и восточно-славянский мотив).
Ликантропия, переданная человеку через укус оборотня или в результате рождения от оборотня, является наследственной и неизлечимой. Однако здесь следует отметить, что паранормальные свойства, полученные ребенком от родителей (чаще всего это касается случая, когда оборотнем является лишь один из них), проявляются далеко не сразу. Ликантропия может спать внутри такого человека долгие годы и проявиться в самый неожиданный момент (во время солнечного затмения, парада планет, смертельной опасности или при иных необычных обстоятельствах).
Другие способы обращения менее известны и, скорее всего, являются компиляцией из фольклора различных народов. Например: рождение в канун Рождества (Европа), употребление в пищу волчьего мяса (вариант — съедение мозга волка), ношение одежды из шкуры волка (норвежское поверье про берсерка — досл. “человек в шкуре”), утоление жажды водой из волчьего следа (или водоема, из которого пила волчья стая), рождение седьмым по счету ребенком в семье (Мексика), погружение в сон на ступеньках своего дома ночью в пятницу (Италия).
Каковы внешние признаки ликантропии и как можно распознать дикого монстра в простом на вид человеке? Следует помнить, что обращение никогда не проходит бесследно — оборотень становится необычайно агрессивным и даже жестоким. Для него характерны внезапные вспышки ярости, болезненное восприятие резких звуков, бессонница, прожорливость, необъяснимое беспокойство, подозрительность и другие варианты неестественного поведения.
Не следует забывать о том, что ликантроп способен в той или иной степени контролировать проявление этих симптомов, поэтому их следует рассматривать только как косвенные признаки человека-волка. Они также не применимы к “хорошим оборотням”, поведение которых практически лишено признаков агрессии и может лишь отражать некоторые нейтральные “человеческие” свойства волка, описываемые в сказочной литературе: гордость, нелюдимость, свободолюбие и т.п.
- об оборотнях два.

МОРФ
Аниморф - "Совершенные и всемогущие существа, живущие в полной гармонии с природой". Аниморфы внешне немного похожи на людей. Однако их "полная гармония с природой" выражается в том, что в облике АНИМОРФОВ всегда присутствуют определенные черты "братьев наших меньших"... Выглядит это очень непривычно, однако в определенном шарме и эстетике им не откажешь: кошачьи уши, нежная красивая шерсть на некоторых местах тела, изящные хвосты или пронзительный волчий взгляд (у каждого АНИМОРФА это все по-разному, но присутствует что-то одно, например, только хвост). К тому же все АНИМОРФЫ удивительно красивы и сексапильны. Едят они только ради удовольствия: при необходимости они могут вообще не есть, черпая энергию прямо из самой среды обитания. Точно также им не нужны вода, воздух, сон. У АНИМОРФОВ есть способность к регенерации, также они нечувствительны к боли. Ко всему этому они еще и бессмертны. Самым ценным и уникальным свойством АНИМОРФОВ является АНИМОРФИЗМ - способность превращаться в любое живое существо. Достаточно АНИМОРФУ прикоснуться к любому животному, как его генетический код записывается в память АНИМОРФА, и он отныне в любой момент может сам превращаться в такого же. Правда, за это приходится платить значительным расходом своих магических способностей... Без магии АНИМОРФЫ могут, только перевоплотится в человека, но этот облик необходимо все время держать сознательно: стоит АНИМОРФУ заснуть, потерять сознание или даже временно отвлечься - "уши лапы и хвосты" тут же возвращаются на место.
Метаморф - интересная и необычная раса существует уже много тысячелетий. И внешне, и по всем характеристикам МЕТАМОРФЫ практически идентичны людям, за исключением одной уникальнейшей способности - метаморфмагии. Метаморфмагией называется способность к перевоплощениям, при которой меняются внешние признаки, формы разных частей тела. т.е., говоря простым языком, меняется внешность. МЕТАМОРФЫ способны сделать это одним только усилием воли, развитостью воображения и богатой фантазии. Изменение облика есть магический процесс, для этого необходима большая затрата энергии (в момент опасности быстрота перевоплощения играет большую роль). Способности к метаморфмагии бывают только врожденными. МЕТАМОРФЫ вольны оборачиваться в какую угодно расу, при этом основной формой его существования остается человеческая. Никто лучше МЕТАМОРФОВ не справляется с маскировкой - из них выходят идеальные шпионы. Ведь они могут не только замаскироваться до неузнаваемости, но и принять облик "врага" и узнать у своих неприятелей секретные планы, да мало ли что еще! Женщины МЕТАМОРФЫ используют такие способности в своих корыстных целях, дабы всегда выглядеть привлекательными, они же могут обладать какой только захотят внешностью в самом прямом значении этого выражения, причем без особых усилий. МЕТАМОРФЫ имеют высокий уровень регенерации (быстрое и почти незаметное заживление всех ран и иных повреждений тела), независимо от того в каком облике он находится сейчас.
Итак, вот основные различия метаморфов и аниморфов:
1. Метаморфы могут менять расу, но в животных они не могут превращаться, аниморфы же наооборот-только в животных.
2. Внешний вид аниморфа (обычный) отличается от облика метаморфа тем, что у первых присутствует признак животного (хвост, уши и т.п.)
3. Аниморфам не обязательны пища, вода и др., метаморфам же это необходимо.

+1

6

Интерес к оборотням

Интерес к оборотничеству поистине неистощим. В XX веке он выразился в постановке таких фильмов, как «Человек-волк» (1941), «Франкенштейн встречает Человека-волка» (1943), «Женщина-волк в Лондоне» (1946), «Оборотень» (1956), «Я был оборотнем-подростком» (1957), «Оборотень в девичьей спальне» (1961) — это лишь маленькая часть списка из более чем пятидесяти фильмов, указанных в «Справочнике-каталоге фантастических фильмов» Уолта Ли. Вероятно, самым известным оборотнем киноэкрана является Лон Чейни младший, чья кинематографическая трансформация из человека в волка занимала не менее шести часов предварительной подготовки в гримерной, и еще большее время само превращение. Образы оборотней, представляемых фильмами, очень разнообразны, от подлинно художественных, порой даже вызывающих симпатию, до нарочито устрашающих и забавно-кровожадных. Современная художественная литература и журналистика демонстрирует еще более глубокий подход к теме оборотней, еще более широкое ее рассмотрение.

17 декабря 1976 года, например, лондонская «Дейли мейл» вышла со статьей, озаглавленной «Мы поймали оборотня-убийцу», — говорит полиция», в которой сообщалось о подробностях захвата совершившего многочисленные убийства преступника, известного как «Парижский оборотень». В конце Второй мировой войны нацисты создали террористическую организацию, члены которой творили ужасные злодеяния под кодовым названием «Вервольф» (Оборотень). В применении к уголовным преступникам слово «оборотень» служит как сильная нравственная метафора, когда речь заходит о каких-то нечеловеческих, диких, не поддающихся логике преступлениях, таких как многочисленные убийства, изнасилования, каннибализм, истязания, садомазохизм, сатанизм. Ирония такой оценки заключается в том, что сам волк (если только он не голоден или не ранен) не убивает и не нападает. Согласно недавно проведенным исследованиям, в волчьей стае поддерживаются тесные доверительные отношения, сообщество основывается на взаимной ответственности, и если кто-нибудь из его членов начинает проявлять инстинкты убийцы, его истребляют ради блага всей стаи. «Подлинные» оборотни в нашем современном обществе — это те, кто появляется в качестве пациентов в психиатрических клиниках и на ритуальных церемониях американских индейцев.

О людях (обоих полов), вообразивших и ощущающих себя оборотнями, врачи говорят как о ликантропах. Хотя этимологическое различие между словами «оборотень» и «ликантроп» незначительно (оборотень-vir, лат.: человек-волк; ликантроп-lykanthropos, греч.: волкочеловек), по своему применению они различаются: слово «ликантроп» служит сегодня профессиональным термином для обозначения патологического состояния, а «оборотень» — не медицинское слово, используемое в художественной литературе, фильмах и для характеристики преступников. Нам предстоит длинный путь — сквозь века, по разным странам. Но для начала мы позволим себе привести одну историю, которая вызовет у читателя трепет и недоумение; поможет понять, как вся эта мистика могла выжить и сохраниться в наши дни. В конце XVI века в Оверни жил состоятельный господин по имени Санрош. Жил он на широкую ногу, держал слуг, был счастлив в браке. Поместье Санроша располагалось на горе. Из многочисленных окон землевладелец и его домашние любовались зелеными склонами, быстрым ручьем, великолепным лесом и дальними горами, виднеющимися в голубоватой дымке.

Однажды в полдень ранней осенью 1580 года Санрош сидел у окна, когда вошедший слуга доложил, что пришел мсье Фероль. Фероль был известным в округе охотником и рыболовом, а Овернь считалась прекрасным местом для этих занятий: в чистейших реках полно рыбы, а в лесах — птиц, оленей, медведей. Фероль зашел, чтобы пригласить друга вместе выслеживать оленя. Санрош же с сожалением отклонил приглашение — он ждал своего адвоката, который вот-вот должен был зайти по делам. Фероль отправился один. Адвокат пришел, как было условлено, и больше часа они с Санрошем занимались делами, связанными с поместьем, Санрош даже позабыл о визите своего друга. Проводив адвоката и поужинав, он неожиданно вспомнил о дневном приглашении. Срочных дел у Санроша больше не предвиделось, жены дома тоже не было, и он, чтобы не скучать в одиночестве, решил пойти навстречу своему другу.

Он быстро спускался по тропинке, ведущей в долину, и через несколько минут заметил на противоположном косогоре фигуру своего друга, всю алую в последних лучах солнца. Чем ближе он подходил к другу, тем яснее Санрош видел, что его приятель чем-то взволнован. Когда они встретились в узкой лощине между двумя косогорами, землевладелец увидел, что платье Фероля изорвано и покрыто грязью и пятнами, похожими на кровь. Фероль был сильно подавлен и едва дышал, так что его друг отложил расспросы и ограничился тем, что взял у охотника мушкет и сумку для дичи. Некоторое время друзья шли молча. Затем, немного переведя дух, но все еще волнуясь, Фероль рассказал Санрошу о поразительном происшествии, пережитом им в лесу. Вот его рассказ.

Охотнику пришлось довольно долго походить по лесу, прежде чем он увидел невдалеке группу оленей. Подобраться же к ним поближе, чтобы сделать выстрел, ему никак не удавалось. В конце концов, преследуя их, он зашел в чащу и почувствовал, что на обратную дорогу потребуется немало времени. Повернув домой, Фероль вдруг услышал жуткое рычание, раздавшееся из сырого, заросшего папоротником оврага. Медленно пятясь и не спуская глаз с того места, охотник, шаг за шагом, преодолел около полусотни метров, когда огромный волк выскочил из оврага и бросился прямо на него.

Фероль приготовился к выстрелу, но оступился — его сапог попал под корень — и выстрел не попал в цель. Волк с бешеным рыком прыгнул на охотника, пытаясь вцепиться ему в горло. К счастью, у Фероля была хорошая реакция — он ударил зверя прикладом, и тот рухнул на землю. Почти сразу же волк опять вскочил. Фероль успел выхватить охотничий нож и храбро шагнул навстречу готовящемуся к прыжку зверю. Они сошлись в смертельной схватке. Но секундная передышка и опыт помогли охотнику, он успел намотать плащ на левую руку и сунул ее в пасть зверю. Пока тот тщетно старался добраться своими острыми клыками до руки, Фероль наносил удары кинжалом, пытаясь перерезать животному горло. Охотничий кинжал Фероля с широким и острым, как бритва, лезвием, с огромной рукояткой был почти таким же увесистым, как небольшой топорик Человек и зверь упали на землю и в яростном поединке покатились по листьям. В какой-то момент они оказались у поваленного дерева, и лапа зверя, свирепо смотревшего на охотника налитыми кровью глазами, зацепилась за корявый ствол. В тот же момент Фероль ударил по ней ножом и перерубил острым лезвием плоть, сухожилия и кость. Волк жутко и тоскливо завыл и, вырвавшись из объятий охотника, хромая, убежал прочь.

Фероль, забрызганный кровью зверя, в изнеможении сидел на земле. Плащ был разорван на полосы, но он с облегчением обнаружил, что благодаря импровизированной защите на руке остались лишь поверхностные царапины. Охотник зарядил мушкет, намереваясь найти и добить раненого зверя, но потом решил, что уже поздно, и если он еще задержится, то ему придется добираться до дома своего друга в темноте. Можно представить, с каким волнением слушал Санрош этот подробный рассказ, то и дело прерывая его восклицаниями удивления и испуга. Друзья медленно брели и, наконец, вошли в сад Санроша. Фероль указал на свой мешок. «Я прихватил лапу зверя с собой, — сказал он, — так что ты можешь убедиться в правдивости моего рассказа». Он склонился над мешком, стоя спиной к другу, так что Санрош не мог сразу увидеть, что тот вытаскивает. Сдавленно вскрикнув, охотник что-то уронил на траву. Он повернулся, и Санроша поразила его смертельная бледность. «Я ничего не понимаю, — прошептал Фероль, — ведь это же была волчья лапа!»

Санрош нагнулся, и его тоже охватил ужас: на траве лежала свежеотрубленная кисть руки. Его ужас еще усилился, когда он заметил на мертвых изящных пальцах несколько перстней. Один из них, искусно сделанный в виде спирали и украшенный голубым топазом, он узнал.

Это был перстень его жены. Кое-как отделавшись от совершенно сбитого с толку Фероля, Санрош завернул кисть в платок и, спотыкаясь, поплелся домой. Его жена уже вернулась Слуга доложил, что она отдыхает и просила ее не беспокоить. Зайдя в спальню жены, Санрош нашел ее лежащей в кровати в полубессознательном состоянии. Она была смертельно бледна. На простынях виднелась кровь. Вызвали доктора, и он смог спасти жизнь мадам Санрош искусной обработкой раны: кисть ее руки оказалась отрубленной. Санрош провел несколько мучительных недель, прежде чем решил поговорить с женой об этой истории. В конце концов несчастная женщина призналась, что она оборотень. Видимо, Санрош был не очень хорошим мужем, поскольку он пошел к властям и донес на нее. Началось судебное разбирательство, и после пыток женщина созналась в своих злых делах. Вскоре мадам Санрош была сожжена у столба, и больше Овернь оборотни не тревожили. Эта история в том или ином варианте сохранилась во многих источниках того времени.

Определенно, она — одна из наиболее ярких иллюстраций страшного явления. Теперь же наступило время назвать все своими именами, попытаться пролить свет на эту загадочную историю. Оборотень и его отвратительные дела были известны уже во времена основания Рима. Этого существа боялись и в Древней Греции. Но, как и в историях с вампирами, более всего присутствие оборотней проявлялось в Восточной Европе, где лишь при одном упоминании о волкодлаке крестьянин бледнел и с тревогой оглядывался вокруг. Франция изрядно натерпелась от лу-гару, и народные легенды содержат множество рассказов об охотах на человеко-зверей, обитавших в горах. Вполне естественно, что эти легенды больше распространены в сельских и горных районах, таких, как Овернь и Юра, где волки причиняли много хлопот пастухам.

Германия пережила немало от этой напасти. Что же касается ее распространения на север, то хотя Англия, видимо, не была слишком ей подвержена, сохранившиеся записи свидетельствуют, что в Ирландии оборотни обитали. В отличие от вампира, выходящего из могилы, чтобы пить кровь живых людей, оборотень не является выходцем с «того» света. Он — явление чисто земное. Похоже, что превращение человека в оборотня вызывалось некой болезнью, которая могла поразить любого. Укушенный оборотнем заражался обязательно, но ужасные симптомы могли появиться У человека и тогда, когда он в безопасности сидел у себя дома и не делал ничего, что могло бы определить ему такой удел.

Именно с этим были связаны дикий страх и массовые казни в средние века, когда подозреваемых в том, что они оборотни, сжигали и предавали мечу. Ужасна была ярость, с которой в народе встречали проявления присущих, как считалось, оборотням признаков, а примитивные суды и массовые казни походили на всеобщую истерию. Во время вспышек неистового массового страха человек, слегка тронутый безумием или «смахивающий» на волка — имеющий острые зубы, худое вытянутое лицо, — мог легко оказаться под подозрением и угодить в суд. Больше всего боялись полнолуния, поскольку считалось, что напасть поражает в это время особенно часто.

«Пораженные луной» обнаруживали, что их тела изменились мерзким, отвратительным образом, они начинали походить на волка и вести себя, подобно этим зверям. Претерпев такие превращения, они отправлялись в ночные скитания и убивали любого, кто попадется им на пути. Вполне вероятно, что они представляли собой жуткое бедствие. Чтобы человек превратился в вампира, на него должен напасть другой вампир. Но ликантропия может неожиданно поразить любого человека, и от нее нет спасения — ни чеснок, ни облатки, ни крест не помогают... Как повествуют древние трактаты, истинный ликантроп не только изменяется физически, так что своим обликом начинает походить на зверя, но меняется и его разум, поведение. Он ощущает себя только зверем. В отличие от вампира он не ограничивается ночными действиями, встреча с ним грозит бедой и в солнечный день. Но все же лунный свет особенно опасен. В полнолуние человек рискует особенно. Пораженный ликантропией очень быстро изменялся внешне.

Начало приступа часто сопровождалось ощущением легкого озноба, который затем сменялся лихорадкой. Человек испытывал головную боль и страдал от сильнейшей жажды. Руки начинали пухнуть и удлиняться и, как и у больных проказой, кожа лица и конечностей грубела и расплывалась. Испарина и затрудненное дыхание тоже часто сопутствовали превращению, принимающему затем более определенную форму. Ногам начинала мешать обувь, и жертва ее сбрасывала, пальцы ног искривлялись и делались цепкими. Рассудок жертвы тоже менялся: ей становилось неуютно и тесно в доме и хотелось выбраться наружу. Затем вместе с тошнотой и спазмами приходило полное помутнение рассудка, в груди начиналось жжение, язык отказывался повиноваться, вместо членораздельной речи существо издавало гортанное бормотание. Когда наступала эта стадия, ликантроп сбрасывал одежду и вставал на четвереньки, туловище его темнело, покрываясь матовой шерстью. Затвердевали подошвы ног — голый человек-зверь мог бегать по острым камням и колючкам так, как не смог бы нормальный человек с чувствительной кожей.

Голова зарастала грубым волосом так, что казалось, будто человек надел маску животного. Потом, особенно в полнолуние, ликантропом всецело овладевала жажда крови, подавляя все остальные чувства. И он убегал в ночь, воя на луну и убивая всех — животного или человека, — кто попадался ему на тропе. Обычно он убивал, как и большинство хищников, прокусывая шейные артерии. Удовлетворив свою кровожадность, ликантроп падал в лесу на землю и засыпал. К утру человек-волк снова становился человеком. Убийства ночью, раскаяние днем — такова была ужасная участь душегуба-оборотня. Ликантроп всегда чувствовал, как начинались эти изменения, но все происходило так быстро, что страдающие этой болезнью должны были принимать специальные меры, чтобы предотвратить свое разоблачение.

Те, у кого дома были достаточно велики, скрывались в потайных комнатах до тех пор, пока опять не становились самими собой. Другие, если приступ начинался ночью, бежали в леса и там рычали и катались по земле, кусая и царапая стволы деревьев, а после терзались муками разума в такой же степени, как и муками тела. У ликантропа было мало шансов на исцеление. Он был обречен блуждать каждую ночь, пока какое-нибудь существо, более сильное, чем он, не уничтожит его или пока серебряная пуля не положит конец его страданиям. Правда, оборотни в отличие от вампиров могли быть убиты и обычными способами, но самым эффективным средством считалась специально изготовленная серебряная пуля, верно поражавшая чудовище насмерть. Это мнение было широко распространено в некоторых областях Европы до XVIII века так же, как и старая история о том, что оборотень всегда носит с собой свой толстый, лохматый волчий хвост.

Люди полагали, что эта физическая особенность всегда сохраняется при ликантропии, и при осмотрах доктора неизменно осведомлялись о его наличии. Существовало также мнение, что, если спрятать или сжечь одежды подозреваемого оборотня, он не сможет вернуть свой человеческий облик. Это суеверие было особенно распространено в Восточной Европе и России. Во многих странах святая вода считалась эликсиром против напасти. Люди верили, что, вылитая на подозреваемого ликантропа, она физически сжигает шерсть и очищает жертву. Ситуация, в которой оказывался подозреваемый в ликантропии, была в самом деле ужасной. Эта напасть создавала целый комплекс нравственных и религиозных проблем в век, когда церковь играла важную роль буквально во всех ежедневных человеческих делах. Если власти узнавали о существовании ликантропа, его ждала страшная участь. Максимум, на что он мог рассчитывать, — быстрая и легкая смерть, но такой милости несчастного удостаивали редко.

Обычно оборотней предавали публичному суду, сопровождаемому пытками, а затем отправляли на ужасную казнь, чаще всего сожжение. Да и доказательства виновности оборотня добывали весьма жестокими способами. С одним мы уже познакомились в истории о мадам Санрош. Чаще же ликантропа выслеживали по кровавому следу, приводившему к человеку, или, если раненый зверь не оставил следов, искали человека, имевшего рану или повреждение там же, куда был ранен и волк. Был и еще один «безошибочный» способ, помогающий выявить оборотня.

Во время превращения в волка возрастающая жажда крови соединялась у несчастного с неудержимым желанием сорвать с себя всю одежду, и, срывая ее, он, естественно, ранил себя; кожа повреждалась и, будучи уже волком, он бежал по лесу. Поэтому, когда преследователи, среди которых часто были одержимые местью родственники жертв, врывались в дом подозреваемого, его часто заставляли раздеться и предательские следы становились явственно видны на уже человеческой коже... Гораздо более жестокий способ определения оборотня породило верование, широко распространенное в Германии, во Франции и в Восточной Европе, будто оборотень может поменять свою кожу, просто выворачивая ее наизнанку, то есть если он появлялся в человеческом облике — значит, он просто вывернул наружу человеческую кожу. А когда он опять будет превращаться в волка, он поменяет покров, вывернув наружу мех.

Трудно поверить, но многие люди были буквально порезаны на куски «правдоискателями», пытавшимися вывернуть их кожу «мехом наружу». Человек упрям по своей натуре, он верит в то, во что хочет верить, и инквизиторы, не останавливаясь перед кровопролитием, надеялись получить более осязаемые доказательства в своей праведной борьбе с силами тьмы. Учитывая время и обстоятельства, их можно понять, хотя простить нельзя. Неизвестно точное число людей, которых повесили и сожгли, обвинив в ликантропии, но количество жертв, как свидетельствуют старинные записи, было значительным. Очевидно, большинство из этих людей были чисты перед Богом и людьми. И не удивительно, хотя в столь печальном положении жертвы «правосудия» отчаянно, с величайшей хитростью и изобретательностью искали средства к спасению.

+1

7

Рассмотрим несколько основных способов, к которым, как считалось, прибегали люди-волки, чтобы скрыть свою беду. В полнолуние, когда ликантроп был особенно подвержен приступам болезни, он запирался в комнате и выбрасывал ключ в темноту, а когда приступ кончался, ему приходилось искать средства, чтобы выбраться наружу. Другие изготавливали хитрые ремни, которыми привязывали себя к кровати. Часто оборотни устраивали убежища в доме, где-нибудь в потайном месте, возможно, под самой крышей, чтобы весь шум заглушался. Окна в своих домах оборотни стремились закрыть решетками, а двери закладывали засовами Применялись специальные запоры, неподвластные зверю, но которые мог открыть человек Однако все эти меры, тщательно подготовленные, лишь на короткое время оттягивали неизбежное разоблачение. Главная беда несчастных «волков» заключалась в том, что не существовало медицинского средства против этой болезни. Оборотни несли с собой и еще одну беду. Считалось, что истинный оборотень может физически превращаться в настоящего волка. Французские, испанские, итальянские легенды рассказывают о том, что часто какой-нибудь простой крестьянин отвечал за проделки зверя.

Однако надо помнить, учили старинные записи, что, кроме «оборотней-жертв», существовали и оборотни «по желанию». Этим людям доставляло удовольствие быть жестокими. Некоторые верили, что для превращения человека в зверя можно эффективно использовать растения, и в период между XV и XIX веками те, кто пытался стать волком, не раз замешивали диковинное варево. Философы и другие ученые на протяжении столетий вели споры: были ли оборотни на самом деле? Допуская в принципе возможность психических отклонений, выражавшихся в том, что больные ощущали себя дикими зверями, многие авторитеты придерживались мнения, что существовать настоящие ликантропы в принципе не могут. Говоря об истинном оборотне, который способен превращаться в волка при помощи черной магии или каких-либо других сил, доминиканские монахи Джеймс Шпрингер и Генрих Крамер, категорично заявляли: «Это невозможно».

Они утверждали, что с помощью различных снадобий и заклинаний колдун или чародей может заставлять того, кто на него смотрит, вообразить, что он превратился в волка или другое животное, но физически превратить человека в зверя невозможно. Но тем не менее ликантропия как болезнь, заставляющая человека думать, что он превратился в зверя и должен вести себя соответственно, известна с самых древних времен. Еще примерно в 125 году до н. э. римский поэт Марцелл Сидет писал о ликантропии, указывая, что пораженного человека охватывает мания, сопровождающаяся ужасным аппетитом и волчьей свирепостью. Согласно Сидету, люди сильнее подвержены ей в начале года, особенно в феврале, когда болезнь наиболее распространена и может наблюдаться в самых острых формах.

Подвергшиеся ее влиянию потом удаляются на заброшенные кладбища и живут там, точно свирепые голодные волки. Считалось, что оборотень — это скверный человек, которого боги превратили в зверя в наказание. В средние века, особенно в Центральной и Восточной Европе, родилось мнение, что оборотнями становятся в результате злых козней ведьм и колдунов, и как следствие суеверий во множестве применялись замысловатые процедуры, способные якобы спасти от колдовства. В греческих легендах тоже можно найти множество упоминаний о волках и о превращении людей в зверей Например, в одной из легенд говорится, что в Аркадии люди превращали себя в волков в ходе специальной церемонии посвящения. Желающих стать волками отводили на глухие болота, там они снимали свои одежды и перебирались через топь на особый остров На этом острове вновь прибывшие принимались такими же волками-людьми и жили среди них как равные. В Европе в средние века образ оборотня распространился на других животных; люди верили, что человек способен превращаться в медведя, свинью и даже овцу, хотя трудно представить, что в последнем случае он сумел бы нагнать много страха на свою «жертву»!

И в наши дни это верование в сути своей сохраняется. Некоторые истории, дошедшие до нас из прошлого, вызвали много споров между зоологами и историками. В то, что человек может стать волком, верят и по сей день в таких районах, как Нормандия и Бретань; в последней народные предания соответствуют классическому образцу — человек носит волчью шкуру, что позволяет ему перенять часть звериных свойств, а затем он буквально превращается в волка. Однако эти легенды оставляли оборотню шанс на спасение: считалось, что если ликантропа поцарапать возле кончика носа, чтобы выделились три капельки крови, то наваждение рассеется. В Норвегии же думали, что в оборотня превращался человек, отлученный от церкви. В округе Кот-д'Ор (Франция) легенды об оборотнях имеют странную деталь: считается, что человек может быть оборотнем только определенный срок, обычно десять либо семь лет.

Откуда взялись эти цифры? Видимо, мы никогда этого не узнаем. Большая часть историй, касающихся ликантропии, французского или немецкого происхождения. Но множество вполне достоверных рассказов об оборотнях и о ликорексии (состоянии, когда человек вдруг начинает воображать себя волком и испытывает волчий аппетит вместе с другими ужасными симптомами) существует и в таких странах, как, например, Австрия или Россия. Однако у славянских народов легенды об оборотнях очень тесно переплетаются с легендами о вампирах. С ликантропией сталкивались многие народы и во все времена. Известно великое множество легенд на эту тему.

Но несмотря на то, что эти легенды рождались в разное время и в разных местах, они удивительно похожи друг на друга и отличаются порой лишь мельчайшими деталями.

+1


Вы здесь » Sutrong » Демоны, бесы, нечисть и нежить » Оборотни: происхождение и история ликантропии