Sutrong

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sutrong » Древнегреческая мифология » Пантеон древнегреческих богов. БОГИ ОЛИМПА


Пантеон древнегреческих богов. БОГИ ОЛИМПА

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sutrong.ru/uploads/0004/fb/08/23674-1-f.gif

Вступая по следам Гомера и других греческих поэтов в созданный их воображением Олимп, мы сталкиваемся с богами, образы которых разительно отличаются от всего того, что входит в наше понятие "бог". Богам Олимпа не чуждо ничто человеческое. Они никого и ничему не учат и не наставляют, ибо у них нет твердых нравственных понятий, подобных тем, которые выражены в священных книгах современных религий. Напротив, их поведение - яркий пример "семи смертных грехов". И не случайно само понятие "грех" отсутствует в их языке. Боги лишены авторитета, без которого немыслима ни одна религиозная система. Они бессмертны, но не всемогущи, ибо над ними, как и над людьми, стоит судьба.
Местом вечного обитания богов греки считали высокую гору Олимп на границе между Фекассией и Македонией. Но это же название относилось еще к шестнадцати горам в Малой Азии, на островах Эгеиды и в южной части Балканского полуострова. Имеются основания думать, что резиденция богов перемещалась от одного Олимпа к другому по мере того, как Балканская Греция начинала играть большую роль в судьбах эллинов. Помимо того, Олимпы как бы пунктиром обозначают путь эллинского этноса из Малой Азии на Балканы.
Помимо Олимпа каждый из небожителей имел, согласно мифам, свой удел, свою малую родину, вполне конкретную местность, остров, гору. Впоследствии, когда местом почитания богов становились не пещеры и священные рощи, а искусственные сооружения - храмы, именно они считались земными дворцами богов и богинь, наряду с особым, принадлежащим каждому богу, помещением в небесных чертогах.
Родиной Зевса мыслилась гора Ида на острове Крит, местом рождения Апполона и Артемиды считался каменистый островок Делос. Гефест, родившийся на Олимпе, получил вторую родину на острове Лемнос, куда он был сброшен матерью Герой. Нетрудно понять, что стоит за этими представлениями: место первоначального почитания бесчисленных божков до их превращения в великих богов и богинь и переселения на Олимп.
С богами были соединены определенные растения, птицы, пресмыкающиеся, млекопитающие. Орел, считавшийся вестником Зевса и постоянно находившийся у его ног на Олимпе, очевидно, приобрел это положение потому, что еще до Зевса мыслился владыкой неба. Священными животными Афины были змея и сова, у многих народов рассматривавшиеся как носители мудрости. Трагически окончившеесе ухаживание Аполлона за прекрасной Дафной - свидетельство той роли, которую играло лавровое дерево в культе Аполлона. Равным образом с Зевсом был связан патриарх лесов дуб, с Дионисом - виноградная лоза и плющ, с Персефоной - тополь, с Аполлоном - мышь, разносчица моровой язвы, отсюда его прозвище - "мышиный". Все это информация о том времени, когда сверхъестественные силы еще не мыслились в человеческом облике.
Выделение растительной или животной основы в образе олимпийцев раскрывает их сущность далеко не полностью. Каждый бог или богиня - сложный комплекс представлений, сложившихся в ходе многовековой истории развития греческого народа и его столкновений с другими народами на территории Балканского полуострова и за его пределами. Греки это прекрасно понимали, приписывая происхождение образов и имен своих богов то первоначальному населению Балканского полуострова, то выходцам из Египта и Передней Азии. Открытие в 19-20 вв. огромного количества памятников древневосточной литературы и исскуства, значительно более древних, чем древнейшие греческие изложения мифов, позволило просветить до самой глубины олимпийских богов и обнаружить в них черты вавилонских, хеттских, финикийских богов.
Особенно очевидны следы восточного происхождения в такой богине, как Афродита. Не случайно ее земным уделом стал остров Кипр, заселенный финикийцами, географически близкий к сирийско-палестинскому побережью, где почитались Астарта и Адонис, Атаргитис и другие богини любви. Такие черты Афродиты, как страстность, изнеженность, бесспорно восходят к ее восточным предшественницам. Чуждым богом для греков-современников Гомера был и Аполлон. Недаром, согласно мифам, в конфликте между ахейцами и троянцами он выступал на стороне последних. Восточное происхождение Аполлона явствует из сходства его культовых статуэток с изображением бога-воителя в сирийско-палестинском регионе. Но в образ этого пришельца с Востока, бесспорно, вошли черты местного племенного бога-волка. Гермес был первоначально божеством догреческого населения Балканского полуострова и западного побережья Малой Азии - пеласгов.
Помимо влияния других, более древних, религий на формировании образов олимпийских богов сказались также особенности общественно-политической истории Греции. Зависимость облика того или иного бога от общественно-экономического бытия наиболее очевидна на примере таких богов, как Аполлон и Дионис. Аполлон в гомеровской религии - страж созданного богами порядка в природе и человеческом коллективе, охранитель достигнутого аристократией господствующего положения в обществе, покровитель меры во всем, в том числе и в искусстве. Напротив, Дионис - бог вина, освобождающего от скованности и общепринятых правил, бог буйного веселья, дарующий радость тем, кто был ее лишен, и прежде всего людям физического труда, бог крестьянства гористой Греции, где землями, пригодными для землепашества, обладали одни аристократы, а на мелких неудобных участках можно было разводить оливы и виноград, бог-страдалец, рожденный смертной женщиной и испытавший уже в младенчестве муки, погибший в муках, чтобы возродиться в человеке.
Родственные отношения между богами, обрисовываемые мифом, могли объясняться не только их общим происхождением и совместным вхождением в греческий пантеон, но и близостью социальных функций. Аполлон и Артемида, считавшиеся единоутробными близнецами, объединены присущей аристократии воинственностью. Война и охота (в период утраты последней хозяйственного значения) были привелегией аристократов.
Об олимпийских богах мы узнаем от эпических поэтов, авторов гимнов о богах, историков, драматургов, систематизаторов мифов (мифографов): образы богов и богинь переплавляются в горниле творческих талантов и приобретают черты господствовавшие в разные эпохи древнего мира философских представлений. Зевс Гомера - это далеко не то же самое, что Зевс Гесиода, Пиндара, Геродота, не говоря уже о Зевсе Платона, сознательно стремившегося к философской модернизации образов олимпийцев. Таким образом, неизменность и разграниченность функций богов не более чем фикция.
Образы олимпийских богов зыбки и неуловимы, как Протей. Они живут вместе со своими почитателями, обогащаясь их фантазией и интеллектом. Живут и умирают, вопреки вере в их бессмертие. Появившийся в 1 в. н.э. миф о гибели великого Пана поразительным образом донес до нас предчувствие скорого крушения Олимпа. Олимпийские боги на заре своей истории справились с титанами и гигантами, упрятав их в земные недра; они устояли в соперничестве с богами восточного происхождения, потеснившись и уступив им место на Олимпе. Но в век зарождения христианства им угрожала совершенно иная система отношений человека и бога. Они привыкли властвовать над людьми, вмешиваться в их жизнь и пользоваться их дарами, приносимыми перед храмами и домашними алтарями.
Христианство открыло новый Олимп: не где-то в небесных сферах, а в глубине человеческой души, преобразовав ее в огнедышащий вулкан веры. Бога стали носить в себе. Это был один Бог на всех, лишенный олимпийской красоты и разнообразия, умерший на кресте позорной рабской смертью, но возродившийся, сильный человеческими страстями и слабостями. И он, бросив вызов империи и ее бездушным владыкам, объединил смертных в их ненависти ко всему, что было связано с ней, в том числе и к Олимпу, который был забросан комьями грязи, злобы и презрения.
И покинули боги Олимп так тихо, что этого никто не заметил. И даже место, где они обитали, было забыто. Храмы обезобразили, превратив в церкви, в ярости разбили великолепные статуи, сбили резцом посвятительные надписи. Если и вспоминали их имена, то только для того, чтобы предать анафеме как демонов. Гибли древние библиотеки - последние прибежища муз. Горели рукописи, погружая обитаемый мир во мрак невежества и нетерпимости, предвещая, что пламя дойдет и до людей.
Но богиня памяти Мнемосина, мать муз, бессмертна, потому что жила она не на Олимпе, а среди людей, и не дала она забыть Гомера, Гесиода, Эсхила, Пиндара. И настало время, когда из их полуизъеденных мышами творений открылась запретная красота греческих преданий о богах. Ее восприняло общество, официально провозглашенным идеалом которого было страдание, воздержание плоти во имя Духа Святого. Возрожденные в сознании образованных европейцев, олимпийские боги стали духами радости, красоты, полноты чувств. Они были очищены от культа, не имели храмов и жрецов, не требовали материальных жертв, но им воздвигали невидимые храмы, жертвовали лучшие порывы души. Яркостью красок и совершенством форм на картинах художников XV-XVI вв. олимпийские боги открывали новый мир, оказавшийся хорошо забытым античным миром. Так олимпийские боги вошли в современный мир и продолжают в нем жить, ни в чем не препятствуя людям и обогащая их красотой, доблестью, душевной широтой, любовью к жизни.

http://sutrong.ru/uploads/0004/fb/08/20715-1-f.png

Теги: пантеон древнегреческих богов,боги,олимп,древнегреческая мифология

+1

2

Олимп

http://sutrong.ru/uploads/0004/fb/08/23771-1-f.jpg

Олимп (O l u m p o z) - гора в Фессалии, на которой обитают боги. Название Олимп догреческого происхождения (возможна связь с индоевропейским корнем ulu / uelu, "вращать", т.е. указание на округлость вершин) и принадлежит ряду гор Греции и Малой Азии. На Олимпе находятся дворцы Зевса и других богов, построенные и украшенные Гефестом. Ворота Олимпа открывают и закрывают оры, когда они выезжают на золотых колесницах. Олимп мыслится символом верховной власти нового поколения богов-олимпийцев, победивших титанов.

http://sutrong.ru/uploads/0004/fb/08/20715-1-f.png

С тех пор как люди вообразили, что, кроме живущих по соседству - в очаге, деревьях, реках и могилах предков - духов, над ними властвуют могущественные боги, они стали подыскивать для богов достойное обиталище. Египтяне, населявшие плоскую, как ладонь, долину Нила, так и не нашли для своих богов общего достойного жилища и говорили о месте их обитания очень неопределенно. Жителям горных стран было в этом отношении легче. Они отдавали богам самую высокую гору. Так поступили древние индийцы, поместившие своих богов на крутохолмую гору Меру, недоступную для смертных даже в мыслях.
Греки отдали своим богам Олимп, названный Гомером "многовершинным". Можно было бы понимать этот эпитет в том смысле, что Олимп мыслился состоящим из двух или нескольких вершин. Но на современной фотографии Олимп производит впечатление нагромождения скал, и, очевидно, такая картина представала и древним наблюдателям. Возможно, разгадку эпитета "многовершинный" дает наличие в разных частях Балканского полуострова, в Малой Азии и на острове Лесбосе шестнадцать гор, имеющих название Олимп.
Первоначально Олимп (неизвестно какой) занимали змееподобный титан Офион и его супруга океанида Эвринома. Место это понравилось Крону и Рее, и они его заняли, выдворив Офиона и Эвриному, нашедших убежище в океане. Крона и Рею изгнал с Олимпа Зевс.
Жилось богам беззаботно и весело. Врата Олимпа охраняли девственные богини времени оры. Ни зверь, ни человек не могли туда забрести. Собираясь вместе, боги и богини пировали, наслаждаясь амброзией, возвращавшей силы и дающей бессмертие. Жажду они утоляли благовонным нектаром. Нектар и амброзию разносил богам и богиням юный красавец Ганимед.
Не было на Олимпе недостатка и в развлечениях. Чтобы усладить слух и зрение небожителей белоногие хариты, богини вечной радости, взявшись за руки, вели хороводы. Иногда за кифару брался сам Аполлон, и ему согласно подпевали все девять муз.
Если надоедали музыка, песни и танцы, можно было с высоты Олимпа. взглянуть на землю. Самым увлекательным зрелищем была для богов война, разгоравшаяся то здесь то там. У обитателей Олимпа были свои любимцы. Одна сочувствовали грекам, другие троянцам. Иногда, видя, что подопечных теснят, то один, то другой бог покидал место наблюдения и, спустившись на землю, вступал в бой. Входя в раж, сражающиеся не видели разницы между смертными и небожителями. Тогда приходилось богам пускаться в бегство, зажимая ладонями льющуюся потоками бесцветную благоуханную кровь.
Впоследствии, когда люди античного мира узнали больше о вселенной, под Олимпом они стали понимать не одну гору, а все небо. Считалось, что Олимп охватывает землю подобно своду и по нему странствуют Солнце, Луна и Звезды. Когда Солнце стояло в зените, говорили, что оно - на вершине Олимпа. Думали, что вечером, когда оно проходит через западные ворота Олимпа, т.е. небо, закрывается, а утром его открывает богиня зари Эос.

http://sutrong.ru/uploads/0004/fb/08/20715-1-f.png

0

3

Адонис

Адонис (A d w n i z, финикийское dn, "адон", "господь", "владыка") · божество финикийско-сирийского происхождения с ярко выраженными растительными функциями, связанными с периодическим умиранием и возрождением природы.
Миф об Адонисе в наиболее полном виде представлен у Аполлодора, Овидия и Антонина Либерала. Адонис - сын Феникса и нимфы Алфесибеи (варианты: ассирийского царя Тианта и его дочери Смирны или кипрского царя Кинира и его дочери Мирры). Богиня Афродита (Венера), рассердившись на не почитавшую ее царскую дочь (будущую мать Адониса), внушает той страсть к родному отцу, который поддается соблазну, не подозревая, что вступает в связь с собственной дочерью, и после этого проклинает ее.
Боги превращают несчастную в мирровое дерево, из треснувшего ствола которого рождается ребенок удивительной красоты. Афродита передает младенца в ларце на воспитание Персефоне, не пожелавшей в дальнейшем расстаться с Адонисом. Спор богинь разрешает Зевс, предназначив Адонису часть года проводить в аиде, царстве мертвых у Персефоны и часть года на земле с Афродитой, спутником и возлюбленным которой он становится. Разгневанная оказанным Афродите предпочтением, Артемида насылает на юношу дикого кабана, который смертельно его ранит. По другой версии, Адонис - жертва гнева Аполлона (его месть Афродите за ослепленного ею сына Аполлона Эриманфа) или ревнивого любовника богини Ареса. Афродита горько оплакивает Адониса и превращает его в цветок, окропив нектаром пролитую кровь. Юношу оплакивают хариты и мойры, из крови его расцветают розы, из слез Афродиты - анемоны.
Культ Адониса существовал в Финикии, Сирии, Египте, на островах Кипр и Лесбос. Согласно Лукиану, в Библе было святилище Афродиты, где происходили оргии в честь Адониса, сопровождавшиеся священной проституцией, причем первый день был посвящен плачу, а второй - радости по воскресшему Адонису. Рассказывается о реке Адонис, которая ежегодно окрашивается в красный цвет, когда, по преданию, в горах Ливана гибнет Адонис. Однако здесь же скептические рассуждения о красной почве, придающей реке кровавый цвет.
В V в. до н.э. культ Адониса распространился в материковой Греции. В Аргосе женщины оплакивали Адониса в особом здании. В Афинах во время праздника в честь Адониса под плач и погребальные песни повсюду выставлялись изображения умерших. Адонии - праздник в честь Адониса, проводимый 24 июня каждого года - были особенно популярны в эпоху эллинизма, когда распространились греко-восточные культы Осириса, Таммуза и др. Поздней весной и ранней осенью женщины выставляли небольшие горшочки с быстро распускающейся и так же быстро увядающей зеленью, так называемые "садики Адониса" - символ мимолетности жизни. В Александрии пышно праздновали священный брак Афродиты и юного Адониса, а на следующий день с причитанием и плачем статую Адониса несли к морю и погружали в воду, символизируя возвращение его в царство смерти.
В мифе об Адонисе отразились древние матриархальные и хтонические черты поклонения великому женскому божеству плодородия и зависимому от него гораздо более слабому и даже смертному, возрождавшемуся лишь на время, мужскому корреляту. В мифе и культе Адониса явственно прослеживается развернутая символика вечного круговорота и гармоничного единения жизни и смерти в природе.

0

4

Адрастея

Адрастея (A d r a s t e i a, "неизбежная", "неотвратимая") · божество фригийского происхождения, богиня кары и возмездия, определяет судьбу душ и их круговорот как закон.
Отождествлявшееся сначала с Кибелой Реей, Идейской матерью или нимфой Идо, воспитавшей Зевса, впоследствии - особенно у орфиков, Платона и поздних эпиков - с Немесидой. По Эсхилу "мудрые поклоняются Адрастее", являющейся, как толкует словарь Гесихия (V в. до н.э.), богиней возмездия, то есть Немесидой. Орфическая традиция видит в Адрастее воплощение "законов Зевса, Кроноса, божественных, надкосмических и внутрикосмических", указывая на связь Адрастеи с платоновским законом о судьбе душ. Платон признает "установление" или "закон" Адрастеи, понимая ее как эпитет Немесиды и уподобляя ее Дике. Богиня устанавливает круговорот душ и таким образом смыкается не только с Немесидой и Дике, но и с Ананке.

0

5

Ананке

Ананке, Ананка (A n a n c h), "неизбежная" · богиня, которой подчиняются другие боги, олицетворяющая необходимость, неизбежность; мать мойр, вершительниц судьбы. Между колен Ананке вращается веретено, ось которого - мировая ось, мойры же время от времени помогают вращению.
В классической античности сирены, дикие хтонические чудовища, превращаются в сладкоголосых мудрых сирен, каждая из которых сидит на одной из восьми небесных сфер мирового веретена Ананке, создавая своим пением величавую гармонию космоса (Plat. R. Р. X 617 b).
В Коринфе имела святилище, общее с богиней Беа (сила), в Риме носила имя Нецесситата, но храма не имела. Ананке близка Адрастее, Немесиде и Дике - вершительнице справедливости.

+1

6

Аполлон

Бог светоносный, неистовый, отрок преславный, прекрасный,
О Мусагет, о плясун хороводный, стрелец-дальневержец...
Златокудрявый, вещатель грядущего чистых глаголов...
О всецветущий, ведь ты кифарой своей полнозвучной
Ладишь вселенскую ось, то до верхней струны поднимаясь,
То опускаясь до нижней...
Орфический гимн

И вновь скиталась по земле пышнокудрая Латона, не зная, где найти пристанище. Ни один ручей, ни одна река не давали ей напиться, и она утоляла жажду из луж, оставшихся после дождя. Ни одно дерево не защищало ее от палящих лучей, отступая, как только она к нему приближалась. Люди еще издали при виде темно-синего плаща Латоны удалялись и замыкали за собой двери. Ибо страшна была Гера в своем яростном гневе на ту, которую полюбил ее супруг, и на тех, кто осмелился бы ей помочь.
Так добралась страдалица до исхлестанного волнами морского берега и разглядела гонимый ветрами скалистый островок.
- Делос! - обратилась она к нему. - Ты такой же скиталец, как я. Тебя гонят ветры, меня преследует гнев Геры. Только ты, одинокий, сможешь меня понять и дать убежище в своих скалах. Чувствую я, что скоро дам жизнь тому, кто сможет меня защитить.
Взглянул Делос на уже распоясанную Латону и спросил нерешительно:
- А не причинит ли мне зла тот, о ком ты говоришь?
- Не бойся, Делос! - выдохнула Латона. - Он будет тебе опорой. Он даст тебе славу, какой не имеет ни один из островов беспредельного моря.
И причалил Делос к материку. Когда же Латона с трудом перебралась на него, он понесся, как корабль, принявший драгоценную добычу.
Бесприютен был остров, как дерево, у которого нет корней, как бродяга без роду и племени. Даже птицы пролетали мимо него, выводя птенцов на других островах. На оголенных ветром и обожженных солнцем камнях не росло ни кустика, ни травинки. Лишь у подножья горы Кинеф, куда с вершины сбегал ручеек, одиноко зеленела пальма. Направила туда Латона свои стопы, тяжело опустилась на землю и, схватившись обеими руками за ствол, издала вопль, который всегда сопровождает рождение новой жизни.
Услышали крик Латоны земля, море и небо. Зашелестели деревья листвой, передавая ошеломляющую весть: "Родился Аполлон!". Лебеди, возвращавшиеся в ту сторону, что лежит за Бореем, северным ветром, опустились на волны и, оплыв Делос семь раз, пропели "Слава Аполлону!". Дельфины высунулись из воды и разинули пасти, увидев, что Делос уже не плывет, а прочно стоит на месте, счастливый, что стал колыбелью великому богу.
А Аполлон улыбался матери так, как могут улыбаться только боги. Он не требовал молока, как дети смертных. В его лепете Латона услышала явственное: "Ам-бро-зии!". На этот зов отозвалась Фемида, справедливейшая из богинь. И вкусил Аполлон из ее рук сладостной амброзии - пищи, достойной одних небожителей. И сразу же он отбросил пеленки и встал.
Гелиос, проносясь над Делосом, взглянул на Аполлона светлым оком, и стал Аполлон рости прямо на глазах, и от него исходило такое сияние, словно он был сыном или младшим братом старого Гелиоса. Недаром ведь его называли Фебом (ярким, пламенеющим).
И сделал Аполлон первый шаг, и тотчас же скалистый Делос покрылся цветами и травами. Их аромат наполнил все вокруг. Легко ступая, шел Аполлон к горе, под которой родился, ибо ему были милы все горы, все уходящие в облака вершины, все башни и высоты.
Поднявшись, он взглянул на мир, выхватил взглядом изгиб неба, похожий на лук, открытый для неисчислимых стрел-солнечных лучей. Но тотчас же его воображение превратило тот же край неба в кифару, а те же лучи-стрелы стали струнами. И эти два наложившихся один на другой образа определили противоречивую сущность Аполлона: бога, несущего миру гибель, и бога, открывшего в том же мире меру, гармонию форм и звуков. С тех пор лук и лира сопровождали Аполлона, хотя в них не было ничего общего, кроме округлости форм.
В облике юного бога была такая завораживающая красота, что никто не мог отвести от него глаз. Но было в ней что-то вызывающее тревогу и внушающее страх. Прекрасный, как один из белых лебедей, оплывавших Делос в день освобождения матери от бремени, Аполлон мог быть жестоким и губительным, как волк. Поэтому его называли "Волчьим" и приносили ему в жертву тех животных, которых предпочитают эти четвероногие губители стад. В одном с храмов сына Латоны стояло отлитое из меди изображение Аполлона в виде волка. Аполлон - и волк, и волкодав. И, вместе с тем, он мыслился как пастух с ягненком на плечах.
Как лучезарный бог, Аполлон, пронизывает своим взглядом мрак, освещает прошлое и будущее. И в этом своем значении он прорицатель-пророк. Ему посвящены оракулы, где вдохновленные им жрицы дают богомольцам советы, отвечая на их вопросы.
Еще юношей отправился Аполлон в поход против Пифона, досаждавшего его матери еще до его рождения и учредил Пифийские игры в честь победы над чудовищем. Юный бог отпраздновал победу над чудовищем, основав в Дельфах святилище и оракул, чтобы прорицать волю отца своего Зевса, а в честь самого Аполлона был построен первый в Греции храм по его собственному проекту: чудесные пчелы принесли слепленный из воска образец и он долго витал в воздухе, пока люди не поняли замысел: основную красоту должны были создавать стройные колонны с прекрасными капителями в коринфском стиле. По другим источникам, храм возник сначала воздушный - из перьев и пуха лебедей Аполлона, и парил он в воздухе, такой же легкий, как пух. Потом, опустившись на землю, перья и пух стали мрамором, сверкающим под взглядом Гелиоса. Но было святилище пустым, не имевшим названья, пока Аполлон не спустился на палубу проплывавшего поблизости критского судна.
- Кто ты, чужеземец? - спросил кормчий. - Не ты ли нас кружишь по морю, и не можем мы пристать к песчаному берегу и найти город Пилос.
- Я Аполлон, сын великого Зевса, - отвечал Сребролукий. - Я кружу вас по морю, но зла не имею. Вам во владенье я храм отдаю. Туда приведет вас дельфин, скиталец морей, и храм тот имя Дельфы получит.
Только он это сказал, как дельфин показал свою черную спину. И понесся за ним корабль быстроходный. Недолог был путь, вступив в узкий пролив, судно причалило к берегу. Моряки, подчиняясь воле Аполлона, развязали ремни, державшие мачту, и опустили ее на палубу, подняли весла и сбежали по сходням. Они двинулись за богом, игравшим на лире, а когда оглянулись, залив был пуст. Корабль исчез, словно его и не было.
- Вот ваш новый корабль! - показал Аполлон на храм. - В нем вы будете плыть в веках, не ведая бури, не страшась подводных камней. Смертные сюда приведут столько овец и баранов, что в мясе не будете знать вы нужды. Вашим богатствам завидовать будут цари. И достанутся вам они за то, что будете здесь вы службу нести мне, Аполлону!
Переглянулись критяне, не веря такому счастью. Кормчий же песню запел. И моряки подтянули ее хриплыми голосами, славя щедрость того, кто назвал себя Аполлоном.
Тысячи людей со всех концов Греции стекались в Дельфы, к подножию горы Парнас, месту обитания Аполлона и муз, чтобы спросить бога о своем будущем и будущем городов-государств, расположенных в Элладе. Жрица-пифия - как она называлась по имени змея Пифона, останки которого тлели в ущелье - вступала во внутреннюю часть храма Аполлона, садилась на треножник и впадала в забытье от паров газа, который вырывался из расщелины скалы, находившейся под храмом. Жрец подходил к затвору, за которым находилась пифия, и передавал вопрос очередного паломника. Слова едва доносились до ее сознания. Она отвечала отрывистыми, бессвязными фразами. Жрец слушал их, записывал, придавая им связность и объявлял вопрошавшему.
Кроме оракула греков привлекали светлые и радостные службы богу. Огромное количество гимнов слагали и исполняли кифареды (играющие на кифаре) и хоры мальчиков и юношей. Вокруг храма произрастала красивая лавровая роща, которая нравилась паломникам. Лавровым венком был украшен Аполлон и те греки, которые побеждали в исполнении гимнов и в олимпийских играх, ведь в лавр превратилась прекрасная Дафна, которую полюбил Аполлон. Его прославляли и собственные знаменитые дети: Асклепий - искусством врачевания и Орфей - замечательным пением. На острове Делос, родине Аполлона, один раз в четыре года устраивали празднества, в которых участвовали представители всех городов Эллады. Во время этих празднеств не разрешались войны и казни.
Как у всех богов, были у Аполлона любимые народы, среди них прежде всего обитатели той северной страны, откуда прилетели лебеди приветствовать его рождение, гипербореи. В страну гипербореев нет доступа ни сушей, ни морем, и никто не мешает Аполлону уединяться среди людей, живущих за северным ветром, и радоваться их веселью и благочестивым молитвам. В описаниях древних авторов гипербореи - такой же счастливый и благочестивый народ, как живущие на южной оконечности Океана эфиопы. Их земля необычайно плодородна, реки несут золотой песок. Они живут, не зная ни болезней, ни губительной старости, ни иных несчастий, которые принесла людям Пандора, и умирают без страданий, достигнув тысячелетия.
Казалось бы, кроме гнездования там лебедей страна гипербореев не обладает ни одним признаком северной страны. Но есть еще деталь, которая свидетельствует о том, что в легенду о гипербореях вплелось реальное знание: принесение гипербореями в жертву ослов, чьим повадкам удивлялся Аполлон, наблюдая, как они свирепо встают на дыбы. Ощущение необычности для Аполлона этого зрелища позволяет думать, что тот, чей рассказ вдохновил создателей мифа, наблюдал не ослов (более чем обычных для грека), а каких-то иных животных, похожих на ослов. Ими могли быть только северные олени, которые сбрасывают рога как раз в ту пору, когда на север прилетают лебеди и весна открывает суровый край гипербореев для посещений Аполлона.
Разумеется, не только среди гипербореев легко и свободно чувствовал себя Аполлон. И в других землях находил он любимцев среди смертных, с которыми охотно проводил время, играя на лире или состязаясь в ловкости и силе. Особенно дороги были богу прекрасные юноши Гиацинт и Кипарис. И оба они стали для него источником горя. Первого он по оплошности убил, соревнуясь в метании диска, и пришлось, чтобы сохранить память о Гиацинте, превратить его в нежный цветок. Кипарис же, случайно поразивший насмерть своего любимого ручного оленя, испытывал такую смертную тоску и так молил отнять у него ставшую ненавистной жизнь, что Аполлон, сжалившись, превратил его в это стройное мрачное дерево, которое с тех пор греки стали сажать на кладбищах.
Неравнодушен был Аполлон, как и его отец Зевс, к смертным девам и нимфам, и они обычно с радостью отвечали на его любовь, увеличивая на земле число героев. Среди возлюбленных Аполлона называли нимфу Кирену, родившую от него в Ливии, куда он ее переселил, полубога Аристея, охранителя посевов от засухи и града, покровителя пастухов, зачинателя пчеловодства, виноградарства, оливководства.
В отличие от Зевса, приходилось вечно юному богу знать и поражения. Так, отвергла его любовь дочь троянского царя Кассандра, но особенные страдания принесла ему любовь к нимфе Дафне.
Как бог музыки и поэзии Аполлон считался владыкой Парнаса, где он ведал играми муз. Его оракулы имели стихотворную форму. Он считался вдохновителем поэтов, так же как Дионис. Но вдохновение, посылаемое Аполлоном, было иным, чем у Диониса. В нем дышали гармония и разум, а не неистовство хмеля.

http://sutrong.ru/uploads/0004/fb/08/20715-1-f.png

Феб! Воспевает и лебедь тебя под плескание крыльев,
С водоворотов Пенейских взлетая на берег высокий.
Также и сладкоречивый певец с многозвучною лирой
Первым всегда и последним тебя воспевает, владыка.
Радуйся много! Да склонит тебя моя песня на милость!

Аполлон (A p o l l v n) · бог, сын Зевса и Лето, брат Артемиды, олимпийский бог, включивший в свой классический образ архаические и хтонические черты догреческого и малоазийского развития (отсюда разнообразие его функций - как губительных, так и благодетельных, сочетание в нем мрачных и светлых сторон). Данные греческого языка не позволяют раскрыть этимологию имени Аполлона, что свидетельствует о неиндоевропейском происхождении образа. Попытки древних авторов разгадать значение имени Аполлона не подлежат научному обсуждению, хотя для них и характерна тенденция соединить в одно нераздельное целое ряд функций Аполлона: стреловержца, губителя, прорицателя, блюстителя гармонии космической и человеческой. Образ Аполлона соединяет воедино небо, землю и преисподнюю.
Аполлон родился на плавучем острове Астерия, принявшем возлюбленную Зевса Лето, которой ревнивая Гера запретила вступать на твердую землю. Остров, явивший чудо рождения двух близнецов - Аполлона и Артемиды, стал именоваться после этого Делосом (греч. "являю"), а пальма, под которой разрешилась Лето, стала священной, как и само место рождения Аполлона. Аполлон рано возмужал и еще совсем юным убил змея Пифона или Дельфиния, опустошавшего окрестности Дельф. В Дельфах, на месте, где когда-то был оракул Геи и Фемиды, Аполлон основал свое прорицалище. Там же он учредил в свою честь Пифийские игры. Получил в Темпейской долине (Фессалия) очищение от убийства Пифона и был прославлен жителями Дельф в пеане (священном гимне). Аполлон поразил также своими стрелами великана Тития, пытавшегося оскорбить Лето, киклопов, ковавших молнии Зевсу, а также участвовал в битвах олимпийцев с гигантами и титанами. Губительные стрелы Аполлона и Артемиды приносят внезапную смерть старикам, иногда поражают без всякого повода. В Троянской войне Аполлон-стреловержец помогает троянцам, и его стрелы девять дней несут в лагерь ахейцев чуму, он незримо участвует в убийстве Патрокла Гектором и Ахилла Парисом. Вместе с сестрой он губитель детей Ниобы. В музыкальном состязании Аполлон побеждает сатира Марсия и, разгневанный его дерзостью, сдирает с него кожу. Аполлон борется с Гераклом, пытавшимся овладеть дельфийским треножником.
Наряду с губительными действиями Аполлону присущи и целительные; он врач или Пеон, Алексикакос ("Помощник"), защитник от зла и болезней, прекратившей чуму во время Пелопоннесской войны. В позднее время Аполлон отождествлялся с солнцем во всей полноте его целительных и губительных функций. Эпитет Аполлона - Феб - указывает на чистоту, блеск, прорицание. Соединение в образе Аполлона рациональной ясности и темных стихийных сил подтверждается теснейшими связями Аполлона и Диониса, хотя эти божества - антагонисты: один по преимуществу бог светлого начала, другой - бог темного и слепого экстаза; но после 7 в. до н.э. образы этих богов стали сближаться в Дельфах, им обоим устраивали оргии на Парнасе, сам Аполлон нередко почитался как Дионис, носил эпитет Диониса - плющ и Бакхий, участники празднества в честь Аполлона украшали себя плющом (как на Дионисовых празднествах).
Аполлону - прорицателю приписывается основание святилищ в Малой Азии и Италии - в Кларосе, Дидимах, Колофоне, Кумах. Аполлон - пророк и оракул, мыслится даже "водителем судьбы" - Мойрагетом. Он наделил пророческим даром Кассандру, но после того как был ею отвергнут, сделал так, что ее пророчества не пользовались доверием у людей. Среди детей Аполлона также были прорицатели: Бранх, Сибилла, Мопс - сын Аполлона и прорицательницы Манто, Идмон - участник похода аргонавтов.
Аполлон - пастух и охранитель стад. Он - основатель и строитель городов, родоначальник и покровитель племен, "отчий". Иногда эти функции Аполлона связаны и мифами о служении Аполлона людям, на которое посылает его Зевс, разгневанный независимым нравом сына. Так, у схолиаста к тексту Гомера сообщается, что после раскрытия заговора Геры, Посейдона и Аполлона против Зевса (по "Илиаде" вместо Аполлона в нем участвовала Афина), Аполлон и Посейдон в образе смертных служили у троянского царя Лаомедонта и возвели стены Трои, которые затем разрушили, гневаясь на Лаомедонта, не отдавшего им условленной платы. Когда сын Аполлона, врачеватель Асклепий за попытки воскресить людей был поражен молнией Зевса, Аполлон перебил циклопов и в наказание был послан служить пастухом к царю Адмету в Фессалию, где приумножил его стада и вместе с Гераклом спас от смерти жену царя Алкесту.
Аполлон - музыкант, кифару он получил от Гермеса в обмен на коров. Он покровитель певцов и музыкантов, Мусагет - предводитель муз и жестоко наказывает тех, кто пытается состязаться с ним в музыке.
Многообразие функций Аполлона наиболее полно представлено в позднем анонимном гимне Аполлону и речи неоплатоника Юлиана "К царю Гелиосу".
Аполлон вступает в связи с богинями и смертными женщинами, но часто бывает отвергнут. Его отвергли Дафна, превращенная по ее просьбе в лавр, Кассандра. Ему были неверны Коронида и Марпесса. От Кирены он имел сына Аристея, от Корониды - Асклепия, от муз Талии и Урании - корибантов и певцов Лина и Орфея. Его любимцам были юноши Гиакинф (Гиацинт) и Кипарис, рассматриваемые также как ипостаси Аполлона.
В образе Аполлона отразилось своеобразие греческой мифологии в ее историческом развитии. Для архаического Аполлона характерно наличие растительных функций, его близость к земледелию и пастушеству. Он - Дафний, т.е. лавровый, "прорицающий из лавра", "любящий лавровое дерево" Дафну. Его эпитетом также является Дримас, "дубовый",- Аполлон связан с кипарисом, пальмой, маслиной, плющом и другими растениями. Зооморфизм Аполлона проявляется в его связи и даже полном отождествлении в вороном, лебедем, мышью, волком, бараном. В образе ворона Аполлон указал, где надо основать город, он - Кикн ("лебедь"), обративший в бегство Геракла; он - Сминфей ("мышиный"), но при этом он и спаситель от мышей. Аполлон Карнейский связан с Карном - демоном плодородия. Эпитет Ликейский ("волчий") указывает на Аполлона как на хранителя от волков и как на волка.
Матриархальные черты Аполлона сказываются в его имени по матери - Летоид; отчества у него нет, но он постоянно носит имя родившей его Лето. На более поздней ступени архаики Аполлон - охотник и пастух. Характерная для первобытного мышления взаимопронизанность жизни и смерти не миновала и Аполлона; на этой поздней ступени архаики он - демон смерти, убийства, даже освященных ритуалом человеческих жертвоприношений, но он и целитель, отвратитель бед: его прозвища - Алексикакос ("отвратитель зла"), Апотропей ("отвратитель"), Простат ("заступник"), Акесий ("целитель"), Пеан или Пеон ("разрешитель болезней") [по другим версиям Пеон - самостоятельное божество, врачеватель богов, излечивший Аида и Ареса], Эпикурий ("попечитель").
На стадии олимпийской или героической мифологии в этом мрачном божестве, с его властью над жизнью и смертью, выделяется определенное устойчивое начало, из которого вырастает сильная гармоничная личность великого бога эпохи патриархата. Он помогает людям, научает их мудрости и искусствам, строит им города, охраняет от врагов, вместе с Афиной выступает защитником отцовского права. Зооморфные и растительные его черты становятся лишь рудиментарными атрибутами. Он уже не лавр, но он любит Дафну, ставшую лавровым деревом; он не кипарис и гиацинт, но любит прекрасных юношей Кипариса и Гиакинфа. Он не мышь или волк, но повелитель мышей и убийца волка. Если когда-то Пифон победил Аполлона, и в Дельфах показывали его могилу, то теперь он - убийца хтонического Пифона. Однако, убив Пифона, этот светоносный бог должен искупить вину перед землей, породившей Пифона, и получить очищение через нисхождение в иной мир - аид, где он вместе с тем обретает новую силу. Это явный хтонический рудимент в мифологии светоносного Аполлона. Некогда демон, близкий Гее, непосредственно от нее получающий мудрость (Еur. Iphig. Т. 1234-1282), теперь он "пророк Зевса" (Aeschyl. Eum. 19), возвещающий и оформляющий в Дельфах волю верховного бога (Soph. О. R. 151). Аполлон прекращает гражданские распри и дает силу народу (Theogn. 773-782). О помощи Аполлоном грекам в войне с персами доверчиво рассказывает Геродот (VIII 36), причем его военная мощь иногда отождествляется с явлениями природы: Аполлон-солнце посылает на врагов стрелы-лучи.
Архаические корни Аполлона связаны также с его догреческим малоазийским происхождением, подтверждающимся тем, что в Троянской войне Аполлон защищает троянцев и особенно почитается в Троаде (Хриса, Килла, Тенедос) и самой Трое (Гомер "Илиада", V 446). С эпохи колонизации греками Малой Азии (с 7 в. до н.э.) Аполлон прочно вошел в олимпийский пантеон богов, при этом восприняв от других богов дар прорицания (от Геи), покровительство музыке (от Гермеса), вдохновенное буйство и экстаз (от Диониса) и др. Уже у Гомера Зевс, Афина и Аполлон фигурируют как нечто единое и целостное в олимпийской мифологии, хотя Аполлон своим появлением на Олимпе внушает ужас олимпийским богам (ср. его епифанию в I Hymn. Hom.). Но внушительность и грозность Аполлона вполне сочетается с изяществом, изысканностью и красотой юного Аполлона, как его изображают авторы эллинистического периода (ср. Callim. Hymn. II и Apoll. Rhod. 674-685). Этот классический Аполлон - бог героического времени, которое у греков всегда противопоставлялось предыдущему хтоническому периоду, когда человек был слишком слаб для борьбы с могучими силами природы и не мог еще быть героем. Два величайших героя Геракл и Тесей были связаны с мифологией Аполлона. Если, согласно одним мифам, Аполлон и Геракл сражаются друг с другом за дельфийский треножник (Apollod. II 6, 2; Hyg. Fab. 32), то в других они основывают город (Paus. III 21, 8) и даже вместе получают очищение после убийства, находясь в рабском услужении. Под покровительством Аполлона Тесей убивает Минотавра (Plut. Thes. 18) и упорядочивает законы в Афинах, а Орфей усмиряет стихийные силы природы (Apoll. Rhod. I 495-518). На почве мифологии Аполлона возник миф о гипербореях и их стране, где под знаком милости Аполлона процветали мораль и искусства (Pind. Pyth. X 29-47; Himer. XIV 10; Herodot. IV 32-34).
Культ Аполлона был распространен в Греции повсеместно, храмы с оракулами Аполлона существовали на Делосе, в Дидимах, Кларосе, Абах, на Пелопоннесе и в других местах, но главным центром почитания Аполлона был Дельфийский храм с оракулом Аполлона, где восседавшая на треножнике жрица Аполлона - пифия давала предсказания. Двусмысленный характер предсказаний, допускавших самое широкое толкование, позволял дельфийской коллегии жрецов воздействовать на всю греческую политику. В Дельфах совершались празднества в честь Аполлона (теофании, теоксении, Пифийские игры; последние были введены в честь победы Аполлона над Пифоном; по своему блеску и популярности они уступали только Олимпийским играм). Все месяцы года, кроме трех зимних, были посвящены в Дельфах Аполлону. Храм Аполлона на Делосе был религиозно-политическим центром Делосского союза греческих полисов, в нем хранилась казна союза и происходили собрания его членов. Аполлон приобрел значение устроителя-организатора не только в социально-политической жизни Греции, но и в области морали, искусства и религии. В период классики Аполлон понимался прежде всего как бог искусства и художественного вдохновения; подобно Артемиде, Афине Палладе и другим божествам Аполлон эволюционировал в направлении гармонии, упорядоченности и пластического совершенства.
Из греческих колоний в Италии культ Аполлона проник в Рим, где этот бог занял одно из первых мест в религии и мифологии; император Август объявил Аполлона своим патроном и учредил в честь него вековые игры, храм Аполлона близ Палатина был одним из самых богатых в Риме.

0

7

Арес

Одно имя Ареса вызывало у греков ужас, хотя в облике бога, его носившего, не было ничего внушающего отвращение. Отвратительным было то, что Арес ненавидел Эйрене, богиню мира, и был неразлучен с Эридой, злостной богиней раздора, в ярости отвергая ту другую Эриду, чтимую людьми, которая заставляла их состязаться не в битвах, а в мирном труде. Боги и люди презирали этого жестокого и неистового бога брани. И он был так не похож на других небожителей, мудрых и рассудительных, что его происхождение вызывало споры, а местом рождения считалась Фракия, страна с суровым климатом и не менее суровыми людьми.
Богам нравилось тешить взгляд, наблюдая за сражениями смертных. Иногда они спускались на землю, чтобы помочь своим любимцам. Для Ареса же война была смыслом существования, и он никогда не задумывался над тем, справедлива она или нет. Обезумев при виде крови, Арес убивал всех без разбора, правых и виноватых. Постоянной спутницей бога войны была богиня Энио, вносящая суматоху на поле боя.
Иногда Арес, смешавшись на поле боя со сражающимися, издавал вопль, подобный крику, который вырвался из груди десяти тысяч мужей. Слыша это, воины приходили в неистовство и убивали всех, кто попадался им на пути: стариков, женщин, детей. Они даже забывали о том, что жизнь врагов, их жен и детей имеет цену, что их можно продать в рабство или сделать своими рабами. Попадался боевой конь или домашнее животное - осел или собака, не давали пощады и им. Услышавшие вопль Ареса сражающиеся переставали быть воинами, становились убийцами.
Неудивительно, что смертные считали Ареса виновником всех своих бед, и им пришла в голову мысль, что от них не избавиться, пока не будет усмирен Арес. Но как справиться с могущественным да к тому же еще невидимым богом? Людям это было не под силу, и они обратились к двум великанам. Те не без труда схватили Ареса, скрутили его и бросили в темницу. Тринадцать месяцев пробыл Арес в плену,- и это число оказалось самым счастливым, ибо за эти месяцы люди постигли в своих мирных трудах больше, чем за семь самых счастливых лет. Виной новых несчастий людей опять оказалась женщина, на этот раз не вылепленная богами кукла, а мачеха великанов. Она выдала место заточения Ареса, и Гермес вызволил бога войны.
На Олимпе Арес стал тайным соперником трудолюбивого Гефеста, возлюбленным его законной жены Афродиты. Безумие войны соединилось с безумием любви, и от этого нельзя было ждать ничего хорошего. Родились Деймос (Ужас) и Фобос (Страх), вечные спутники войн. К порождениям Ареса относили одну из эриний, богинь кровавой мести, и дракона, с которым сражался фиванский герой Кадм. От связи со смертными женщинами у Ареса родились герои, в характере которых проявились черты дикости и необузданности отца.
Более всех ненавидела Ареса Афина, богиня честной и справедливой войны. Однажды она искусно направила против него копье героя Диомеда, которое отыскало незащищенное броней место и пробило Аресу живот. С диким воем покинул Арес поле боя и прилетел на Олимп с жалобой на Афину. Зевс же даже не захотел выслушать объяснения Ареса, заявив, что он наказан по справедливости и заслуживает того, чтобы находиться не на Олимпе, а в тартаре.

http://sutrong.ru/uploads/0004/fb/08/20715-1-f.png

Арес, Арей (A r h z) - нелюбимый сын Зевса и Геры, бог войны, коварной, вероломной, войны ради войны, в отличие от Афины Паллады - богини войны честной и справедливой. Первоначально Арес просто отождествлялся с войной и смертоносным оружием (следы этого отождествления у Гомера, у Эсхила). Древнейший миф об Аресе свидетельствует о его негреческом, фракийском происхождении. Софокл называет Ареса "презренным" богом и призывает Зевса, Аполлона, Артемиду и Диониса поразить его молниями, стрелами и огнем. Древние хтонические черты Ареса отразились в мифе о порождении им вместе с одной из эриний фиванского дракона, убитого Кадмом. Даже в детях Ареса - героях проявляются черты необузданности, дикости и жестокости (Мелеагр, Аскалаф и Иалмен, Флегий, Эномай, фракиец Диодел, амазонки). Спутницами Ареса были богиня раздора Эрида и кровожадная Энио. Его кони (дети Борея и одной из эриний) носили имена: Блеск, Пламя, Шум, Ужас; его атрибуты - копье, горящий факел, собаки, коршун. Само его рождение мыслилось вначале чисто хтонически: Гера породила Ареса без участия Зевса от прикосновения к волшебному цветку. В олимпийской мифологии Арес с большим трудом уживается с ее пластическими и художественными образами и законами, хотя теперь он считается сыном самого Зевса, и поселяется на Олимпе.
У Гомера Арес - буйное божество, обладающее в то же время несвойственными ему ранее чертами романической влюбленности. Он вопит как девять или десять тысяч воинов, раненый Афиной. Он простирается по земле на семь десятин. Его эпитеты: "сильный", "огромный", "быстрый", "беснующийся", "вредоносный", "вероломный", "губитель людей", "разрушитель городов", "запятнанный кровью". Зевс называет его самым ненавистным из богов, и не будь Арес его сыном, он отправил бы его в тартар, даже глубже всех потомков Урана. Но вместе с тем Арес уже настолько слаб, что его ранит не только Афина, но и смертный герой Диомед.
Он влюбляется в самую красивую и нежную богиню, Афродиту. О любви Ареса и нарушении Афродитой супружеской верности часто упоминается в античной литературе и даже называются дети от этой связи: Эрот и Антэрот, Деймос, Фобос и Гармония. Орфический гимн воспевает Ареса как олимпийское высокое божество (хотя 65-ый гимн еще рисует его в свете полного аморализма). Буйный и аморальный, Арес с большим трудом ассимилировался с олимпийскими богами, и в его образе сохранились многочисленные напластования разных эпох. В Риме Арес отождествляется с италийским богом Марсом, и в искусстве и литературе позднего времени он известен преимущественно под именем Марс.

0

8

Артемида

Упала ткань на недозрелость грудей,
Предчувствием грядущего полна
Какой она в тебе порыв разбудит?
Рванешься ли ты, сердцем холодна,
Высокоподпоясанная, в чащу
С собаками и нимфами своими,
Налаживая стрелы на ходу?
Иль зов людской тебя у гор отнимет,
Ты спустишься к роженице кричащей,
Чтоб отогнать страданья и беду?
Р. Рильке

Сестра-близнец Аполлона Артемида (A r t e m i z) · этимология неизвестна, возможны варианты: "медвежья богиня", "владычица", "убийца" - была богиней охоты, гор и лесов, дочерью Зевса и Лето. Родилась на острове Астрея (Делос)
Об ее почитании греками уже во II тыс. до н.э. свидетельствуют имя "Артемида" на одной из кносских глиняных табличек и данные о малоазийской богине Артемиде Эфесской, характеризующие ее, как владычицу природы, госпожу зверей и предводительницу амозонок. В олимпийской религии Гомера она - охотница и богиня смерти, сохранившая от своей малоазийской предшественницы приверженность к троянцам и функцию покровительницы рожениц. Артемида проводит время в лесах и горах, охотясь в окружении нимф - своих спутниц и тоже охотниц. Она вооружена луком, ходит в короткой одежде, ее сопровождает свора собак и любимая лань. Устав от охоты, она несется к брату Аполлону в Дельфы и там водит хороводы с нимфами и музами. В хороводе она прекраснее всех и выше всех на целую голову
Оставаясь всю свою бесконечную жизнь незамужней девой, Артемида не отличалась девичьей мягкостью и сердобольностью. Богиня обладает решительным и агрессивным характером. В ней много общего с амазонками, которым приписывается основание древнейшего и самого знаменитого храма Артемиды в малоазийском Эфессе. Люди приходили в этот храм, чтобы получить от Артемиды благословение на счастливый брак и рождение ребенка. Главные ее черты - энергичность, непреклонность и беспощадность. Ей нравились кровь и мучения. Она часто пользуется луком и стрелами как орудием наказания и строго следит за исполнением заранее установленных обычаев, упорядочивающих растительный и животный мир. В древнейшие времена на алтарях Артемиды совершались человеческие жертвоприношения. После их отмены в Спарте в дни празднества Артемиды ивовыми прутьями секли юных спартанцев, и их кровь орошала ее алтарь. Жрица, наблюдавшая за истязанием, держала в руках статуэтку Артемиды и наклоном или подъемом ее указывала, что нужно усиливать или ослаблять удары.
Храм Артемиды в Спарте находился на поросшем ивами берегу Эврота. Согласно легенде, там нашли древнейшее изображение богини и поэтому назвали ее Лигодеемая, т.е. "связанная ивой". Но скорее всего это быстрорастущее дерево было посвящено богине, и первое ее изображение было сплетено из ивовых прутьев таким же образом, как из них сплетали щиты и корзины. Древнее неувядающее искусство! Древняя богиня произрастания! Богиня-охотница, которой поручалось воспитание юных охотников и воинов. Богиня - владычица зверей.
Артемида не только убивала кабанов, оленей, но и заботилась о них, брала на руки их детенышей, защищала от хищников. Но это было проявлением не доброты, а божественной предусмотрительности. Артемида охраняла дикую природу от бессмысленного уничтожения. Ей был мил целинный, не вытоптанный стадами луг, где только пчелы и шмели, собирая пыльцу, жужжали хвалу природе.

http://sutrong.ru/uploads/0004/fb/08/20715-1-f.png

Песня моя к златострельной и любящей шум
Артемиде, Деве достойной, оленей гоняющей, стрелолюбивой,
Одноутробной сестре златолирного Феба-владыки.
Тешась охотой, она на вершинах, открытых для ветра,
И на тенистых отрогах свой лук всезлатой напрягает,
Стрелы в зверей посылая стенящие. В страхе трепещут
Главы высокие гор. Густотенные чащи тесные
Стонут ужасно от рева зверей. Содрогается суша
И многорыбное море. Она же с бестрепетным сердцем
Племя зверей избивает, туда и сюда обращаясь.
После того, как натешится сердцем охотница-дева,
Лук свой красиво согнутый она наконец ослабляет
И направляется к дому великому милого брата
Феба, царя-дальновержца, в богатой округе дельфийской...
Гомер

Она устраивалась на отдых в самых отдаленных местах гор и лесов, обычно в пещерах близ источника.
Горе было тому, кто нарушит ее покой. Зная, что Артемида всевидяща и неумолима, люди, посещавшие ее заповедные места, не ломали ветвей, не разоряли птичьих гнезд и муравейников. Все они помнили о судьбе неразумного Актеона, нарушившего этот запрет.
А было это так. В жаркий полдень, покинув других охотников, Актеон, сопровождаемый охотничьими собаками, забрался в непроходимую чащу. С трудом выбравшись из нее, он увидел ручей и рядом с ним тенистый грот. Ему бы бежать без оглядки! А им овладело любопытство, не раз уже губившее смертных. Неслышными шагами он подошел к гроту и заглянул внутрь. Его взору предстали красавицы нимфы. С криком они окружили Артемиду, уже раздевшуюся для омовения. Лицо богини покрылось румянцем, глаза зажглись гневом.
С головы Актеона внезапно упал петас, хотя было безветренно. Бросив взгляд на запруду для купания, охотник с ужасом увидел, что у него выросли ветвистые рога. "О боги! Что со мною делается",-подумал он. Лук выпал из его руки, ибо пальцы срослись, превратившись в копыта, и он уже не может держаться прямо, а стоит на четырех ногах. Пятнистая шкура покрыла тело. Уже ему не подвластен язык. Вместо мольбы из уст вырвалось мычание.
Артемида со смехом вышла из пещеры. Ей нечего было скрываться. Перед нею уже не человек, а дрожащий от ужаса олень. Хотя он сохранил человеческий разум, ему не рассказать, как выглядит Артемида. Но люди узнают, как она наказывает за дерзость!
Вдоволь насмеявшись, богиня подняла с земли тугой лук и оттянула тетиву. Напуганный Актеон бросился бежать. Лучше бы он остался на месте и принял смерть от руки той, что бессердечно изменила его облик.
Бежит прекрасный олень по ущельям Киферона, и за ним несется неудержимая свора псов. Все ближе и ближе их лай. Актеон понимает, что ему не уйти. Остановившись, он обращается к каждой из собак:
- Не прыгай так, Ниса! Вспомни, как я поднял тебя на ноги, когда тебя поразил кабан. Ларк! Как ты смеешь бросаться на своего хозяина? Ведь я всегда отличал тебя в своре.
Но не различают собаки в мычании человеческого голоса.
Не могут они учуять нюхом, что перед ними в шкуре оленя их хозяин, их бог. Ниса впилась в горло. Ларк вцепился в бедро.
Актеон упал на колени. В его огромных выпуклых глазах застыло такое горе, что если бы сама Артемида оказалась на этой поляне, растаяло бы ее каменное сердце!
Подоспевшие охотники, отогнав собак, с удивлением разглядывали прекрасного оленя.
- Ну и добычу послала псам Актеона милостивая Артемида! - воскликнул старший охотник.
- За это она получит заднюю ногу, - отозвался другой, доставая нож.
- Куда это запропастился сам Актеон? - проговорил третий охотник. - Вот он обрадуется, когда узнает, какого оленя загнала его свора!
Так и пряталась в чащах и пещерах Артемида, не подпуская к себе ни одного мужчину. Но однажды она услышала об Орионе, сыне Посейдона и Эвриалы, дочери царя Миноса. Слава о его мощи, красоте и охотничьих успехах наполнила весь мир, И более всего боги и смертные удивлялись тому, что Орион переходил с острова на остров по воде. Дар хождения по волнам был от Посейдона, выделявшего Ориона среди других сыновей. Пользуясь им, он быстро добрался до острова Хиоса и перебив своей медной дубиной множество расплодившихся и нападавших на островитян зверей. Орион обладал такой силой, что ему ничего не стоило передвинуть горы, чтобы создать гавань или воздвигнуть на понравившемся ему месте храм Посейдону.
И решила Артемида охотиться с Орионом. У великана была жена Сиде (Плод граната), родившая ему 50 сыновей и двух дочерей. Долго уговаривала она супруга, чтобы он держался подальше от богини, погубившей множество смертных. Но ему не терпелось показать Артемиде, что не уступает он ей ни в силе, ни в ловкости.
Так Артемида и Орион стали охотиться вместе, преследуя зверей по всему свету. Их сопровождал верный пес Ориона, Сириус, обладавший невероятной неутомимостью и остротой нюха.
Все чаще и чаще заглядывалась Артемида на своего спутника. Она, враждебная Афродите и ее дарам, впервые ощутила ранее непонятное ей желание быть ближе к существу другого пола, прикоснуться к его лицу, ощутить его дыхание. Кто знает, к чему бы это привело, если бы они не вышли на широкий луг, словно приспособленный для метания камня или диска.
Взяли Орион и Артемида в ладони медные диски.
- Бросай первая! - предложил Орион.
Он всегда уступал Артемиде как женщине и богине.
Артемида занесла руку назад, и диск, вырвавшись со свистом, описал огромную дугу. На месте падения образовалась видная издалека яма.
Орион кинул свой диск дальше. Не выдержала богиня того, что смертный оказался победителем, и поразила Ориона стрелой. Опомнившись, она зарыдала и стала рвать свои прекрасные волосы. Ринувшись к Зевсу на Олимп, она взмолилась, чтобы он вернул Ориону жизнь.
- Это не в моих силах, дочь моя, - объяснил ей Зевс. - Лучше бы ты научилась сдерживать свой гнев.
- Тогда сделай так, чтобы я могла любоваться красотой Ориона, - не унималась Артемида.
- Это я могу! - проговорил Зевс.
И вскоре на небе появилось новое созвездие Орион. Оно до сих пор сияет в небе Эллады с начала лета и до наступления зимы.
Рядом с Орионом звезда Сириус. Верного пса Зевс также вознес на небо, чтобы небесному охотнику не было скучно одному в небесных дебрях.
Формированию образа Артемиды как девственницы, лишенной женских страстей и слабостей, способствовало ее сравнение с Афродитой. Стрелы Артемиды направлены против зверей. Стрелы Афродиты - против людей, и они порождают чувство, неотличимое от безумия. Мифы не сталкивают обеих обитательниц Олимпа, у каждой из них свой круг персонажей. Но сравнение их напрашивалось само собой, и впервые Еврипид, изображая юношу Ипполита страстным последователем Артемиды, делает его ненавистным Афродите. Вспыхнувшая на почве этих различных подходов к жизни трагедия приводит к всеобщей катастрофе и гибели всех участников действа.
Это дает возможность понять жестокость Артемиды к Актеону. Она покарала его не за то, что нарушил ее уединение, а за то, что, увидев обнаженной, усмотрел в ней женщину. Наказание Актеона - это самооборона девы, которая не приемлет брака. Подобно тому как амазонки убивали своих супругов, Артемида уничтожала каждого, кто даже мысленно покушался на ее девственность. И в силу этого она покровительница и воспитательница юношей и девушек, не достигших брачного возраста, и тех, кто, дав обет служения ей, отказывается от брака и связанных с ним обязательств.

Артемида разгневалась на царя Калидона Ойнея за то, что он не принес ей в дар, как обычно, в начале жатвы первые плоды урожая, и наслала на Калидон страшного вепря; она вызвала раздор среди родичей Мелеагра, возглавлявшего охоту на зверя, что привело к мучительной гибели Мелеагра.Артемида потребовала себе в жертву дочь Агамемнона, предводителя ахейцев в походе под Трою, за то, что он убил священную лань Артемиды и похвалялся, что даже сама богиня не сумела бы так метко ее убить. Тогда Артемида в гневе наслала безветрие, и ахейские корабли не могли выйти в море, чтобы плыть под Трою. Через прорицателя была передана воля богини, потребовавшей взамен убитой лани Ифигению, дочь Агамемнона. Однако скрыто от людей Артемида унесла Ифигению с жертвенника (заменив ее ланью) в Тавриду, где та стала жрицей богини, требующей человеческих жертв. Артемиде Таврической приносили человеческие жертвы, о чем свидетельствует история Ореста, чуть не погибшего от руки своей сестры Ифигении, жрицы Артемиды. Перед Артемидой и Аполлоном должен был оправдываться Геракл, убивший керинейскую лань с золотыми рогами. Эти факты, подчеркивающие губительные функции богини связаны с ее архаически прошлым - владычицы зверей на Крите. Именно там ипостасью Артемиды была нимфа-охотница Бритомартис.
Древнейшая Артемида - не только охотница, но и медведица. В Аттике (в Бравроне) жрицы Артемиды Бравронии надевали в ритуальном танце медвежьи шкуры и назывались медведицами. Святилища Артемиды часто находились вблизи источников и болот (почитание Артемиды Лимнатис - "болотной"), символизируя плодородие растительного божества. Хтоническая необузданность Артемиды близка образу Великой матери богов - Кибеле в Малой Азии, откуда оргиастические элементы культа, прославляющего плодородие божества. В Малой Азии, в знаменитом Эфесском храме, почиталось изображение Артемиды многогрудой. Рудименты архаической растительной богини в образе Артемиды проявляются в том, что она через свою помощницу (в прежнем свою ипостась) Илифию помогает роженицам. Только появившись на свет, она помогает матери принять родившегося вслед за ней Аполлона. Ей же принадлежит прерогатива приносить быструю и легкую смерть. Однако классическая Артемида - девственница и защитница целомудрия. Она покровительствует Ипполиту, презирающему любовь. Перед свадьбой Артемиде, согласно обычаю, приносилась искупительная жертва. Царю Адмету, забывшему об этом обычае, она наполнила брачные покои змеями. Она же убила свою спутницу нимфу-охотницу Каллисто, превратив ее перед этим в медведицу, гневаясь за нарушение ею целомудрия и любовь к ней Зевса. Артемида убила страшного Буфага ("пожирателя быков"), пытавшегося посягнуть на нее, так же как и охотника Ориона.
Древнее представление об Артемиде связано с ее лунной природой, отсюда ее близость к колдовским чарам богини луны Селены и богини Гекаты, с которой она иногда сближается. Поздняя героическая мифология знает Артемиду-луну, тайно влюбленную в красавце Эндимиона. В героической мифологии Артемида - участница битвы с гигантами, в которой ей помогал Геракл. В Троянской войне она вместе с Аполлоном воюет на стороне троянцев, что объясняется малоазийским происхождением богини. Артемида - враг любого нарушения прав и устоев олимпийцев. Благодаря ее хитрости погибли братья-великаны Алоады, пытавшиеся нарушить мировой порядок. Дерзкий и необузданный Титий был убит стрелами Артемиды и Аполлона. Похвалявшаяся перед богами своим многочисленным потомством Ниоба потеряла двенадцать детей, также убитых Аполлоном и Артемидой.
В римской мифологии Артемида известна под именем Дианы, считалась олицетворением луны, так же как ее брат Аполлон в период позднеримской античности идентифицировался с солнцем.

0

9

Асклепий

Всяких целителя болей, Асклепия петь начинаю.
Сын Аполлона, рожден Коронидою он благородной,
Флегия царственной дщерью, на пышной Дотийской равнине, -
Радость великая смертных и злых облегчитель страданий.
Радуйся также и ты, о вдадыка! Молюсь тебе песней.
Гомер

Асклепий (A s c l h p i o z) · бог врачевания, сын Аполлона и нимфы Корониды (по другой версии, Арсинои, дочери Левкиппа), которую Аполлон убил за измену (Коронида предпочла Аполлону Исхия, когда Аполлон узнал об этом от ворона, он окрасил до этого белые перья ворона в черный цвет). Когда тело Корониды сжигали на погребальном костре, Аполлон вынул из ее чрева младенца Асклепия и принес его на воспитание мудрому кентавру Хирону, который обучил его искусству врачевания. Асклепий пришел к дерзкой мысли воскрешать мертвых (он воскресил Ипполита, Капанея, Главка - сына Миноса и др.). За это разгневанный Зевс убил Асклепия молнией, ведь жизнями и смертями распоряжался Аид и никто кроме него не был вправе этого делать.
Когда Асклепий накопил в искусстве врачевания большой опыт, Афина дала ему кровь, вытекшую из жил горгоны Медузы. Кровь, которая текла из левой части горгоны, несла смерть, а из правой части - использовалась Асклепием для спасения людей.
Культ этого божества был особенно популярен в Эпидавре, куда стекались за исцелением со всех концов Греции. Непременным атрибутом Асклепия был жезл, который обвивала змея (или даже две). Иногда он сам ассоциировался со змеей, получавшей в храме Асклепия жертвоприношения. Позже его символом стала чаша, также обвитая змеей. Когда больной выздоравливал, в жертву Асклепию приносили петуха. На острове Кос находилось известное святилище Асклепия, знаменитые врачи острова Кос считались его потомками и назывались Асклепиадами. Асклепий мыслился ипостасью Аполлона, известны их общие храмы и атрибуты. Сыновьями Асклепия от его супруги Эпионы были Подалирий и Махаон (погибший в Троянской войне), упоминаемые Гомером как прекрасные врачи. Среди дочерей - богини Гигиея ("здоровье"), Панацея (Панакея) ("всецелительница") и Иасо ("лечение") - женские коррелаты Асклепия. В святилище Амфиарая в Оропе находился жертвенник, одна из частей которого была посвящена Панацее, Гигиее и Афине Пеонии ("целительнице").
В образе Асклепия сочетаются хтонические черты земли-целительницы и представление о передаче божественных функций детям богов - героям, которые своей дерзостью нарушают равновесие, установленное в мире олимпийцами. В римской мифологии Асклепий именуется Эскулапом, его культ был введен в Риме в начале III в. до н.э., на одном из островов Тибра, там, где была выпущена привезенная из Эпидавра змея, был основан храм бога.

0

10

Астрея

Астрея (A s t r a i a) · "звездная" - дочь Зевса и Фемиды, богиня справедливости, сестра Стыдливости, обитавшая вреди счастливых людей золотого века. Золотой век был прекрасной порой в жизни человечества, в переносном смысле это словосочетание обозначает счастливое время жизни каждого человека. Затем испорченность людских нравов заставила Астрею покинуть землю и вознестись на небо, где она почитается под именем созвездия Девы. По другой версии мифа, созвездием Девы стала другая дочь Зевса и Фемиды Дике - богиня правды и справедливого возмездия, нередко отождествляемая с Астреей.

0

11

Ата

...Богиня могучая все совершила.
Дщерь громовержца Обида, которая всех ослепляет,
Страшная, нежны стопы у нее: не касается ими
Праха земного; она по главам человеческим ходит,
Смертных язв; а иного и в сети легко уловляет.
Древле она ослепила и Зевса, который превыше
Всех земнородных и всех небожителей...
Гомер "Илиада"

Ата (A t h) · божество, олицетворение заблуждения, помрачения ума, дочь Зевса. При рождении Геракла Ата сыграла губительную роль, помрачив ум Зевса. Ожидая рождения Геракла у Алкмены, Зевс заявил, что родившийся теперь смертный будет царствовать и повелевать всеми людьми. Ревнивая Гера вынудила Зевса подтвердить это клятвой, и затем, замедлив роды Алкмены, ожидавшей с минуты на минуту появления младенца, ускорила рождение ничтожного Эврисфея, в зависимость от которого попал родившийся позже Геракл. Разгневанный Зевс сбросил Ату с неба, и с тех пор ее злые чары распространяются на людей.

0

12

Афина

Славить Палладу-Афину, оплот городов, начинаю,
Страшную. Любит она, как и Арес, военное дело,
Яростный воинов крик, городов разрушенье и войны.
Ею хранится народ, на сраженье ль идет, из сраженья ль.
Славься, богиня! Пошли благо действие нам и удачу!
Гомер

Афина (A q h n a) · богиня мудрости и справедливой войны. Догреческое происхождение образа Афины не позволяет раскрыть этимологию имени богини, исходя из данных только греческого языка. Миф о рождении Афины от Зевса и Метиды ("мудрости") позднего происхождения - периода оформления классической олимпийской мифологии.
Все в Афине, начиная с появления на свет, было удивительным. Другие богини имели божественных матерей, Афина - одного отца, Зевса, который сошелся с дочерью Океана Метидой. Зевс проглотил cвою беременную супругу, так как она (по другим источникам, верховный бог узнал это от Геи и Урана) предрекла, что после дочери родит сына, который станет властителем неба и лишит его власти. Скоро у Зевса нестерпимо разболелась голова. Помрачнел он, и, видя это, боги поспешили удалиться, ибо они знали по опыту, каков Зевс, когда у него дурное настроение. Боль не проходила. Владыка Олимпа не находил себе места и едва не кричал. Тогда еще у Аполлона не родился сын Асклепий, который мог бы справиться с любой болезнью.
Поэтому Зевс послал Ганимеда за Гефестом (другие мифы утверждают, что это был Прометей), приказав, чтобы тот явился немедленно. Божественный кузнец прибежал так, как был - весь в саже и с молотом в руке.
- Сын мой,- обратился к нему Зевс.- Что-то стало с моей головой. Ударь меня молотом по затылку и посильней.
Услышав эти слова, Гефест в ужасе отступил назад.
- Но как? - пролепетал он. - Не могу...
- Можешь! - сурово приказал Зевс. - Так, как бьешь по наковальне.
И ударил Гефест, как ему было сказано. Череп Зевса раскололся, и из него, огласив Олимп воинственным кличем, выпрыгнула дева в полной одежде воина и с копьем в руке и встала рядом с родителем. Глаза юной, прекрасной и величественной богини светились мудростью.
От мощного прыжка заколебался Олимп, застонали лежащие вокруг земли, дрогнуло и закипело волнами море. Боги долго не могли прийти в себя. Гефест от удивления даже выронил молот.
Зевс был изумлен не меньше других, но, не желая показать, что он не всеведущ, как ни в чем не бывало обратился к Гефесту:
- Это твоя сестра Афина. Поскольку выйти на свет ей помог удар твоего молота, она будет, как и ты, владеть мастерством.
Лицо Гефеста недовольно вытянулось. Привык он быть на Олимпе единственным мастеровым.
- Твой молот останется у тебя, - успокоил его Зевс. - Афина получит веретено. Она будет прясть и ткать.
Так появилась еще одна богиня. Была она мастерицей и воительницей, проводила время, не жалея сил, за работой, чтобы одеть и обуть весь Олимп. Когда же до слуха ее доходил свист стрел или звон мечей, она бросала веретено, облачалась в доспехи и с мечом в руке бросалась в сечу.
По одному из преданий, местом рождения Афины был берег озера Тритониды в Ливии (Африка). Будто бы от этого она получила прозвище Тритонида или Тритогенея. По Геродоту, Афина называлась Тритонидой потому, что была дочерью Посейдона от нимфы Тритониды. Эта версия как и все, связанные с предшественником Зевса древнейшим греческим божеством Посейдоном, является более древней. Само имя Афины в форме А-ta-na засвидетельствовано в микенских текстах II тыс. до н.э.
Рождение Афины изображено в этом мифе с позиции героической мифологии периода патриархата, в которой особенно выделялось мужское организующее начало. Афина является как бы непосредственным продолжением Зевса, исполнительницей его замыслов и воли. Родившись из его головы, Афина была мудрее всех других богов и богинь. Зная это, Зевс сажал Афину рядом и советовался с ней, прежде чем что-либо предпринять. Но она и мысль Зевса, осуществленная в действие. Постепенно материнство Метиды принимает все более отвлеченный и даже символический характер, так что Афина считается порождением одного Зевса и принимает на себя функции божества мудрости, так же, как Зевс воспринял их от Метиды.
Об Афине как древнейшем божестве говорит объяснение другого ее прозвища - Паллада. В древности считалось, что богиня получила его от упавшего с неба деревянного идола Палладиона. Что бы ни означало это прозвище, предание об упавшем с неба деревянном идоле само по себе говорит об Афине как божестве древнейшего круга. Более поздние мифы приписывают появление эпитета Паллада тому, что Афина побеждает гиганта Палланта.
Афина - одна из главнейших фигур не только олимпийской мифологии, по своей значимости он равна Зевсу и иногда даже превосходит его, коренясь в древнейшем периоде развития греческой мифологии - матриархате. Силой и мудростью она равна Зевсу. Ей воздаются почести вслед за Зевсом и место ее - ближайшее к Зевсу. Наряду с новыми функциями богини военной мощи, Афина сохранила свою матриархальную независимость, проявлявшуюся в понимании ее как девы и защитницы целомудрия. На древнее зооморфическое прошлое богини указывают ее атрибуты - змея, животное, олицетворяющее мудрость, и сова, птица с выпуклыми, загадочными и, как можно судить по ее поведению, разумными глазами. Изображение совы чеканилось на серебряных афинских монетах, и каждый, кто принимал "сову" в обмен на свои товары, словно бы отдавал почести самой Афине. Гомер называет Афину "совоокой", орфический гимн - "пестровидной змеей". Афина - покровительница змей; в храме Афины в Афинах, по сообщению Геродота, обитала огромная змея - страж акрополя, посвященная богине. Истоки мудрости Афины в ее хтоническом прошлом восходят к образу богини со змеями крито-микенского периода. Эти образы уводят в древнейший период: сова и змея охраняли дворец Минотавра на Крите, и изображение богини со щитом микенского времени - прообраз олимпийской Афины. Среда непременных атрибутов Афины - эгида - щит из козьей шкуры с головой змеевласой Медузы, который обладает огромной магической слой, устрашает богов и людей.
Многочисленны сведения о космических чертах образа Афины. Ее рождение сопровождается золотым дождем, она хранит молнии Зевса. Ее изображение, так называемый палладий, упало с неба. Отождествлялась Афина с дочерьми Кекропа - Пандросой "всевлажной" и Аглаврой "световоздушной" или Агравлой "полебороздной". Священным деревом Афины была маслина. Маслины Афины считались "деревьями судьбы", и сама Афина мыслилась как судьба и Великая богиня-мать, которая известна в архаической мифологии как родительница и губительница всего живого. Велик был и ее гнев на людей, посмевших поставить под сомнение благочестие богов и вообразить, что может обойтись без помощи олимпийцев или в состоянии превзойти их в мастерстве, поучительна в этом отношении легенда об Арахне, дочери красильщика тканей из Колофона.

Мощная, страшная, совоокая богиня архаики, обладательница эгиды, Афина в период героической мифологии направляет свою силу на борьбу с титанами и гигантами. Вместе с Гераклом Афина убивает одного из гигантов, но другого она наваливает остров Сицилия, с третьего сдирает кожу и покрывает ею свое тело во время сражения. Она - убийца горгоны Медузы и носит имя "горгоноубийцы". Афина требует к себе священной почтительности, ни один смертный не может ее увидеть. Известен миф о том, как она лишила зрения юного Тиресия (сына своей любимицы Харикло), когда тот случайно увидел ее омовение. Лишив юношу зрения, Афина вместе с тем наделила его пророческим даром.
Классическая Афина наделена идейно-организующими функциями: она покровительствует героям, защищает общественный порядок и так далее. Она ставит на царство Кадма, помогает Данаю и его дочерям, а так же потомку Даная Персею, убившему Медузу. Зевс послал Афину на помощь Гераклу, и тот вывел из Эреба пса бога Аида, Кербера. Богиня покровительствует Тидею и его сыну Диомеду, которых она хотела сделать бессмертными, но отказалась от этого замысла, увидев дикую жестокость Тидея. Любимцем Афины был Одиссей, умный и смелый герой. В поэмах Гомера (особенно "Одиссее") ни одно мало-мальски важное событие не обходится без вмешательства Афины. Она - главная защитница греков-ахейцев и постоянный враг троянцев, хотя культ ее существовал и в Трое. Афина - защитница греческих городов (Афин, Аргоса, Мегары, Спарты), носящая имя "градозащитницы".
Огромная статуя Афины Промахос ("передовой боец"), покрытая слоновой костью, с копьем, сияющим на солнце, которое могли увидеть издалека мореходы, приближающиеся к городу, украшала акрополь в Афинах, где богине были посвящены храмы Эрехтейон и Парфенон. Главные эпитеты Афины, наделенной гражданскими функциями, - Полиада ("городская") и Полиухос ("градодержица"). Памятником прославления мудрой правительницы Афинского государства, учредительницы ареопага, является трагедия Эсхила "Эвмениды".
Афина всегда рассматривается в контексте художественного ремесла, искусства, мастерства. Она помогает гончарам, ткачихам, рукодельницам, строителю корабля аргонавтов. Она научила дев вытягивать из шерсти нити, сплетать их в плотную ткань и украшать ее узорами. Одним юношам она показала, как очищать шкуры, как смягчать грубую кожу в котлах и изготавливать из нее мягкую и удобную обувь, другим дала в руки острые топоры, обучив их плотничать и вырезать мебель, третьим вручила узду для усмирения диких коней, которые стали служить людям. Она водила руками ваятелей и художников, украсивших жизнь и сохранивших все достойное памяти, за это они прославляли ее и называли Эрганой ("работницей"), покровительницей ремесленников. Афина помогла Прометею украсть огонь из кузни Гефеста. Ее собственные изделия - подлинные произведения искусства, как, например, плащ, вытканный для героя Ясона. Афине приписывается изобретение флейты и обучение игре на ней Аполлона. Одного ее прикосновения достаточно, чтобы сделать человека прекрасным (Одиссея она возвысила станом, наделила кудрявыми волосами, облекла силой и привлекательностью), наделила Пенелопу накануне встречи супругов удивительной красотой.
Афина - богиня мудрости, Демокрит считал ее "разумностью". Мудрость Афины иная, чем мудрость Гефеста и Прометея, для нее характерна мудрость в государственных делах. Для поздней античности Афина явилась принципом неделимости космического Ума и символом всеобъемлющей мировой мудрости, тем самым ее качества резко противопоставляются буйству и экстазу Диониса. Как законодательница и покровительница афинской государственности почиталась Афина - Фратрия "братская", Булайя "советная", Сотейра "спасительница", Пронойя "провидящая".
Хотя культ Афины был распространен по всей материковой и островной Греции (Аркадия, Арголида, Коринф, Сикион, Фессалия, Беотия, Крит, Родос), особенно почиталась Афина в Аттике, и ее главном городе - Афинах (название города Афины греки связывали с именем богини - покровительницы города). Ей были посвящены земледельческие праздники: прохаристерии (в связи с прорастанием хлеба), плинтерии (начало жатвы), аррефории (дарование росы для посевов), каллинтерии (созревание плодов), скирофории (отвращение засухи). Во время этих празднеств происходило омовение статуи Афины, юноши приносили клятву гражданского служения богине. Всеобщей характер носил праздник Великих панафиней - апофеоз Афины-государственной мудрости. Основателем панафиней считался Эрихтоний, сын Земли. Афина воспитала его в своей священной роще, а когда он вырос, даровала ему царскую власть; преобразователем - Тесей. Ежегодные панафинеи устраивал Солон, великие установил Писистрат. Перикл ввел состязания в пении, игре на кифаре и флейте. На панафинеях приносились жертвы Афине и происходила передача пеплоса богини, на котором изображались ее подвиги в гигантомахии. Победителям состязаний подавали амфоры с оливковым маслом. Обычай награждать победителей кубками существует и по сей день.
В Риме Афина отождествлялась с Минервой. Римским празднествам Минервы посвящены два больших отрывка из "Фаст" Овидия. На протяжении всей античности Афина остается свидетельством организующей и направляющей силы разума, который упорядочивает космическую и общественную жизнь, прославляя строгие устои государства, основанного на демократическом законодательстве.

0

13

Афродита

Кипророжденную буду я петь Киферею. Дарами
Нежными смертных она одаряет. Не сходит улыбка
С милого лика ее. И прелестен цветок на богине.
Над Саламином прекрасным царящая с Кипром обширным,
Песню, богиня, прими и зажги ее страстью горячей!
Гомер

Когда Крон искалечил своего отца Урана, кровь, упавшая в море, образовала пену. Из нее родилась Афродита, самая привлекательная из богинь. Увидев деву, грациозные оры набросили на ее прекрасное тело нетленное одеяние, украсили благоуханные волосы тонко сработанной золотой диадемой, продели в ушные проколы жемчужные серьги, обвили смуглую шею золотым ожерельем и только после того повели на Олимп, к бессмертным богам.
Склонились небожители перед мощью и красотой Афродиты, и только трое были безучастны к Пеннорожденной, Фиалковенчанной, Улыбколюбивой богине: Афина, чье сердце было отдано брани и ремеслам, Артемида, любящая охоту на диких зверей и хороводы, а также скромная и трудолюбивая богиня очага Гестия. Среди смертных же не оказалось никого, кто мог устоять перед Афродитой. Как только они увидели ее, что-то шевельнулось в их душах. Бродившие поодиночке, как попало, они соединялись в семьи, ибо пока не было Афродиты, не было любви и привязанности друг к другу...
Афродита (A f r o d i t h) - богиня любви и красоты. Богиня малоазийского происхождения. Этимология этого негреческого имени богини не ясна. Существуют две версии происхождения Афродиты: согласно одной - поздней, она - дочь Зевса и океаниды Дионы; согласно другой, она родилась из крови оскопленного Кроном Урана, которая попала в море и образовала пену; отсюда ее прозвище "пенорожденная" и Анадиомена - "появившаяся на поверхности моря". Миф отражает древнее хтоническое происхождение богини, которое подтверждается также сообщением Гесиода, что вместе с Афродитой из крови Урана появились на свет эринии и гиганты (следовательно, Афродита старше Зевса и является одной из первичных хтонических сил). Афродита обладала космическими функциями мощной, пронизывающей весь мир любви. Это ее воодушевляющее, вечно юное начало описано у Лукреция в поэме "О природе вещей". Афродита представлялась также как богиня плодородия, вечной весны и жизни. Отсюда эпитеты богини "Афродита в садах", "священносадовая", "Афродита в стеблях", "Афродита на лугах". Она всегда в окружении роз, миртов, анемонов, фиалок, нарциссов, лилий и в сопровождении харит, ор и нимф.
Афродита прославлялась как дарующая земле изобилие, вершинная "богиня гор", спутница и добрая помощница в плавании "богиня моря", т.е. земля, море и горы объяты силой Афродиты. Она - богиня браков и даже родов, а также "детопитательница". Любовной власти Афродиты подчинены боги и люди. Ей неподвластны только Афина, Артемида и Гестия.
По своему восточному происхождению Афродита близка и даже отождествляется с финикийской Астартой, вавилоно-ассирийской Иштар, египетской Исидой. Подобно этим восточным богиням плодородия, Афродита появляется в сопровождении свиты диких зверей - львов, волков, медведей, усмиренных вселенным в них богиней любовным желанием. В сохранившемся фрагменте трагедии Эсхила "Данаиды" Афродита тоже выступает как богиня плодородия. Однако в Греции эти малоазийские черты богини, сближающие ее также с богиней-матерью и Кибелой, становятся мягче. Хотя служение Афродите часто носило чувственный характер (Афродита считалась даже богиней гетер, сама именовалась гетерой и блудницей), постепенно архаическая богиня с ее стихийной сексуальностью и плодовитостью превратилась в кокетливую и игривую Афродиту, занявшую свое место среди олимпийских богов. Эта классическая Афродита - дочь Зевса и Дионы, ее рождение из крови Урана почти забыто. В Гомеровском гимне богиня появляется из воздушной морской пены вблизи Кипра (отсюда Афродита - Киприда, "кипророжденная"). Оры в золотых диадемах увенчивают ее золотым венцом, украшают золотым ожерельем и серьгами, а боги при виде "фиалковенчанной" Афродиты дивятся прелести Киферы (культ Афродиты был распространен и на острове Кифера) и возгораются желанием взять ее в жены.
Мужем Афродиты является Гефест - самый искусный мастер и самый некрасивый среди богов. Хромоногий Гефест трудился у наковален в своей кузнице и не испытывал особого влечения к супруге, находя истинное удовлетворение в работе с молотом у пылающего горна, а Киприда нежилась в опочивальне, расчесывала золотым гребнем кудри и принимала гостей - Геру и Афину. Любви Афродиты добивался Посейдон, что вполне естественно - ведь она родилась в его стихии. Но она полюбила Ареса, которого не любил никто из людей и богов. О любви Ареса и Афродиты повествует ряд источников, и называются дети от этого незаконного брака: Эрот и Антэрот, а также Деймос, Фобос ("страх" и "ужас" - спутники Ареса) и Гармония. Первоначально Эрот - космическое божество, порождение Хаоса, в олимпийской мифологии он стал сыном Афродиты. Парменид пишет о рождении Эрота: "Первым из всех богов Афродита сотворила Эрота", подчеркивая именно самостоятельную созидающую силу богини любви. В поздней литературе Эрот оказывается гораздо более сильным, чем его мать, и, несмотря на своей детский возраст, помыкает Афродитой, став ее постоянным спутником, крылатым мальчиком, вооруженным луком и стрелами, вселяющими любовь. Сыном Афродиты и Гермеса считается Гермафродит (называемый также Афродитом).

Как и другие олимпийские боги, Афродита покровительствует героям, но это покровительство распространяется только на сферу любви. Она обещает Парису любовь Елены и следит за прочностью их союза, терпя брань из уст Елены. Афродита пытается вмешиваться в военные события под Троей, будучи принципиальной защитницей троянцев, вместе с такими богами малоазийского происхождения, как Аполлон, Арес, Артемида. Она спасает Париса во время его поединка с Менелаем. Она вмешивается в сражение, в котором совершает свои подвиги Диомед, и пытается вынести из битвы троянского героя Энея - своего сына от возлюбленного Анхиса. Однако, Диомед преследует богиню и ранит ее в руку, так что Энея подхватывает Аполлон, закрыв его черным облаком. Арес на своей золотой колеснице доставляет Афродиту на Олимп, где ее заключает в объятия мать Диона. Афродиту поднимают на смех Гера и Афина - ее постоянные противницы, и Зевс, улыбаясь, советует дочери не заниматься войной, а устраивать браки.
Афродита с наслаждением внушает любовные чувства людям, и сама влюбляется, изменяя хромоногому супругу. Даже Гесиод, давший столь древнюю генеалогию Афродиты, приписывает ей обычные любовные функции - сладкую негу любви, смех, улыбки, обманы, "пьянящую радость объятий". В Гомеровском гимне Афродита изображается влюбленной в троянского героя Анхиса (история любви Афродиты и Анхиса), и эта любовь представлена в духе роскошной и утонченной картины позднего времени, хотя сама Афродита наделена чертами матриархальной владычицы, перед которой ощущается все ничтожество мужского начала, как и в истории любви Афродиты к Адонису, подобной истории Кибелы и Аттиса.
Однако, в гомеровском эпосе Афродита принимает все более кокетливые черты и отношение к ней ласково-ироническое. В "Одиссее" в таком тоне рассказывается любовная история Афродиты и Ареса. Хотя появление классической Афродиты все еще внушает ужас, она постоянно именуется "золотая", "прекрасновенчанная", "сладкоумильная", "многозлатая", "прекрасноокая". Рудиментом архаического демонизма богини является ее пояс, который она передала Гере, чтобы соблазнить Зевса. В этом поясе заключены любовь, желание, слова обольщения, "в нем заключается все". Это древний фетиш, наделенный магической силой, покоряющей даже великих богов. Афродите посвящен гимн поэтессы Сапфо, в котором богиня именуются "пестротронной" и "плетущей козни"; на золотой колеснице, запряженной воробушками, она мчится из Зевсова дома к черной земле и готова стать для поэтессы союзницей в любовном свидании.
Афродита помогает всем, чья любовь сильна и постоянна, примером исключительного благоволения Киприды к одному из любящих является история, произошедшая с царем Кипра, юным Пигмалионом. Но помогая любящим, Афродита и преследует тех, кто отвергает любовь (она покарала смертью Ипполита и Нарцисса, внушала противоестественную любовь Пасифае и Мирре, а Гипсипилу и лемносских женщин наделила отвратительным запахом).
Платону в "Пире" принадлежит противопоставлении Афродиты Урании ("небесной") и Афродиты Пандемос ("всенародной"). Хотя древняя Афродита из крови Урана вряд ли несла в себе одухотворенность, она переосмыслена Платоном как небесная в связи с происхождением от неба - Урана. Афродита Пандемос для Платона пошлая, доступная и понятная всем, не столь древняя и не связанная с небом, а дочь Зевса и малозначительной Дионы.
Геродот сообщает о почитании Афродиты Урании в Сирии, в Персии, у арабов и даже скифов. Проникновение ее почитания в Грецию, словно пунктиром, обозначено двумя островами - Кипром и Киферой (островом к юго-востоку от Пелопоннеса). На материке первым центром ее почитания становится древняя Эфира, впоследствии получившая название Коринф. Ксенофонт и Павсаний упоминают храм Афродиты Урании в Афинах. Храм Афродиты Урании на острове Кифера считался у эллинов самым древним и самым священным; статуя самой богини была деревянной и изображала богиню вооруженной. Афродита Пандемос тоже имела свой храм на афинском акрополе. Павсаний сообщает, что поклонение ей было введено Тесеем, "когда он свел всех афинян из сельских домов в один город". Здесь вполне ясно, подчеркивается общегосударственный смысл культа Афродиты.
Многочисленные святилища Афродиты имелись и в других областях Греции (Коринф, Беотия, Мессения, Ахайя, Спарта), на островах - Кипр (в городе Пафос, где находился храм, имевший общегреческое значение, отсюда прозвище Афродиты - Пафосская богиня), Кифера, Крит, Сицилия (от горы Эрикс - прозвище Эрикиния). Особенно почиталась Афродита в Малой Азии (в Эфесе, Абидосе), в Сирии (в Библе, этому посвящен трактат Лукиана "О сирийской богине").
В Риме Афродита почиталась под именем Венеры и считалась прародительницей римлян через своего сына - троянца Энея, отца Юла - легендарного предка рода Юлиев, к которому принадлежал Юлий Цезарь. Поэтому Венера - "рода Энеева мать" - постоянная покровительница Энея не только под Троей, но главным образом после его прибытия в Италию, особенно прославляется в эпоху принципата Августа.

0


Вы здесь » Sutrong » Древнегреческая мифология » Пантеон древнегреческих богов. БОГИ ОЛИМПА